Не было счастья, так несчастье помогло..

Глава 26

 Где то через месяца два по местному времени, оправившиеся от поражения птицеящеры ночью попытались атаковать поселок с другой стороны, с оврага. 

    Там в силу достаточно крутого высокого склона ни кольев, ни “ежей” не имелось. 

    Ну и видимо слишком умный вожак стаи решил, что уж отсюда никто и ничто не помешает ему и его птичкам прорвать оборону наглых пришельцев, и полакомиться их вкусным мясом.

    И у них почти получилось. Почти. 

    Однако удача штука ветренная.

    И нам снова невероятно, просто дико повезло- радужницы, шаставшие по поселку в поисках приключений, учуяли птицеящеров и вместе с собаками устроили такой концерт из лая, вытья, шипения, и свиста, что разбудили весь поселок.

    Да, у нас с этой стороны не было защитных рубежей. Это правда. 

   Хилая  деревянная загородка из щитов, прикрывавшая спуск в овраг, была составлена из остатков мебели и служила защитой в основном от крабов.

    Но зато у нас тут были сложены запасы камней для метания с высоты и уже установлены новые, большие станковые арбалеты. 

    Дело в том, что команда Амьера еще до первого нападения стала выпускать “боевые” арбалеты, и за время вынужденного сидения в поселке снабдила ими взрослых мужчин.

    К арбалетам были приставлены по двое крепких мужчин, которые и должны были стрелять из нашего самого грозного оружия.

    Остальной народ был вооружен кто чем мог. Многие женщины уже умели ловко кидать боло, которые сами же и делали из травяных веревок и камней.  

    К сожалению, ночная битва оказалась намного трагичнее и кровавее первого сражения.  

    Да, в итоге люди победили, не числом, но старанием, камнями врагов  закидали и постреляли, в кого попали.

    Арбалеты были большие, их каждый по два мужика с трудом перезаряжали, так что быстрой стрельбы вовсе не получилось.

    Но болтов по пять каждый арбалет выпустить успел. Два болта попали в цель. Один снес наглой птичке в овраге половину башки, а второй болт пробил еще одну первобытную сволочь навылет и усвистел куда то в тростники.

   Люди во время сражения толпились наверху на обрыве, скидывая камни на головы сволочным “птичкам”. 

   И вот из за этой неорганизованности у нас во время битвы по глупой, но трагической случайности погибло двое мужчин и одна радужница. 

    И мужчины, и ящерка стали жертвами обрывистого края, так как в пылу боя слишком увлеклись и просто не удержались на краю. 

    Если кто и заметил их падение, то удержать мужчин явно не успели.

    Ну а внизу, под лапами разъяренных птицезавров, ни у кого из них не было ни шанса спастись. 

    Оставшийся в живых вожак увел двух выживших, но серьезно покалеченных камнями самок в лес, причем он утащил с собой раздавленное тельце ящерки, мимоходом пнув по телам погибших людей.

    Это вызвало гневные вопли победителей, люди рвались отправиться в погоню и отомстить за погибших дядю Мотю и Исю Шнеера, тоже пенсионера, тихого, спокойного и покладистого человека.

     Адаму и сыновьям Сирануш пришлось постараться, что бы не пустить людей в погоню.

    Никто не знал, сколько вообще птицезавров водится в лесу, не заманивает ли людей вожак, и со сколькими еще врагами придется встретиться мстителям. 

   Поэтому предпочли не рисковать. Людей и так слишком мало.

   Поселок погрузился в слезы и рыдание.

   Многим было жалко стариков, так глупо погибших под ногами у злобных птиц. 

   Пацанята же переживали еще и гибель ящеренка, а несчастный зареванный  и осиротевший хозяин питомца от горя и слез аж опух весь. 

   Что бы хоть как то успокоить детей, взрослым даже пришлось пообещать при первом же удобном случае принести новые яйца радужниц и отдать пострадавшему мальчику аж два яйца!

    На второй день стариков похоронили, подняв их тела наверх, в поселок. 

    На краю поселка, со стороны степи, было свободное от домов пространство, где и выкопали им общую могилу..

    Это была целая эпопея, как народ спускался вниз к ручью, с величайшей осторожностью, оглядываясь и приседая от любого шороха. 

    Это мы то, уже привыкшие свободно бегать вниз, к ручью за водой в день по десять раз минимум!  

    Нам уже казалось, что вокруг уже полностью безопасно, и главное, покомфортнее тут устроиться!

    Мы даже удобные лестницы связали для более комфортного спуска вниз! 

    А тут по новой запуганный монстрами народ шарахался от любого скрипа, даже от звона насекомых!

    Долго ли, коротко, но тела мы вытащили, могилы выкопали и стариков упокоили.

    Монстры больше не появлялись, и постепенно все вернулись к прежним делам.

   Жить то надо продолжать, тем более, что угроза нападения вроде бы миновала. 

    В качестве награды за битву у ручья людям достались туши еще пяти птицезавров, так что сушеным и жареным мясом поселок запасся на несколько месяцев вперед. 

    В этом случае мы разобрали туши птиц до последней косточки, и все пустили в дело.

   Кишки очистили, закоптили и высушили, чтобы потом сплести из них сети для рыбалки.

    Из костей наделали сельхозинструмент и успешно применяли в огородном хозяйстве. Костяные лопаты были намного лучше и легче деревянных, честное слово!

    Мелкие кости пережгли и пустили на удобрение, перья на стрелы, когти и жуткие челюсти стали украшением наших ворот и в будущем должны были пугать возможных врагов. 

    Потом разведчики сходили туда, куда были свалены первые дохлые птицезавры и притащили уже очищенные зверьем кости. Все пошло в дело!

    А еще через месяц с лишним наши разведчики наткнулись в лесу на сгнившие туши вожака и его самок, кем-то хорошо погрызенные. 

    Видимо на них, когда они спокойно отдыхали и приходили в себя после разгрома, напал кто-то побольше и поголоднее.

    У вожака была оторвана голова и сожрана половина грудной клетки, а его дамы были жестоко порваны громадными когтями и лишились толстых задних лап вместе с жирными хвостами.



Елен Гагуа

Отредактировано: 22.08.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться