Не было счастья, так несчастье помогло..

Глава 27

 Прошло полгода со дня нашего попадания на Семину. 

   Мы освоились в поселке, обзавелись хозяйством и первыми одомашненными животными, собрали первый урожай овощей, выращенных из Вериных семян.

   Получили даже первую мелкую картошку, семена дали обильный рост и хорошие кусты, на которых мелочи картофельной было просто море! 

   Мы собрали больше тридцати килограмм драгоценной посадочной картошки!

   С трудом, со скандалом пресекли желание народа тут же попробовать свежей картошечки, хоть в вареном, хоть в жареном виде. 

   Глава поселка лично экспроприировал весь собранный урожай и буквально под опись каждой картошины передал все это нашей заведующей хозяйством, грозной маме Сирануш.

   А с ней фиг поспоришь, она чуть что, сразу за палку хватается! Да и наказать могут за покушение на общее добро. Вот все и замолчали.

   Пооблизывались, слюнки поглотали и замолчали.

   Ну и правда, что там тридцать килограмм мелкой, чуть побольше фасолины картошки на нашу ораву, сожрем и вкус не распробуем. 

   А так, посадим мы ее через месяц и потом уже с урожая деликатесом картофельным и побалуемся!

   Пока же у нас и местной пищи еще достаточно.

   А как мы урожаи зерен собирали, это опера в цирке! Ну представьте себе людей, совершенно не понимающих ничего в сельском хозяйстве, на сборе зерен гречихи или того же сорго! 

    А это чертово киноа или еще хуже, амарант? 

   Гречиха, как оказалось, зреет не одновременно, один стебелек и цветет и созревает одновременно, цветок и зрелое зернышко рядом! 

    Собирать эту гречиху надо каждый день понемножку! 

    А  метелки амаранта или сорго, с ними что делать? 

    Ну срезал, и дальше что?

    Короче, я вам скажу, сбор урожая- это та еще головная боль! 

    Пока мы поняли, что делать, какая операция за какой при сборе урожая, мы чуть треть урожая не потеряли!

   А эти земляные орешки, стахис и чуфа? 

   Нет, ничего сказать не могу, очищенные и варенные эти клубеньки очень вкусные, но до кастрюли их надо еще довести! 

   А многие из нас вообще понятия не имели, что это вообще такое и что в растении едят!

   Короче, из всех высаженных нами овощей и зерен мы в “лицо” только картошку с кукурузой и узнали. 

   Да еще семечки, ну подсолнух этот!

   Знаете какой громадный вырос? 

   Видать почва ему подошла, так как наши три проросших подсолнуха выросли метров до трех в высоту, и плошек с семенами дали каждый по нескольку. 

   Хотя они вроде не плошки, вроде это корзинками называется, то, в чем семечки сидят.

   Семечек мы набрали, следующий сезон мы поле целое засадим, и будет у нас подсолнечное масло! 

   Ну и жмых тоже вещь хорошая, им зимой топить очаг можно. И стволиками тоже. 

   У нас в хозяйстве ничего не пропадет!

   Пока мы за урожай и с урожаем сражались, попутно отбиваясь от местных громадных насекомых, наши разведчики с охотниками регулярно уходили в степь на разведку и за добычей, (хотя, это все же была саванна, а не сухая степь) аж на расстояние одного-двух дневных переходов. 

   Постепенно, совершенствуя свое оружие, мы научились добывать себе пищу и стали очень неприятными соседями для многих местных существ.

   Настолько, что вскоре территория вокруг поселка практически опустела. 

   За полгода мы все, что можно было съесть вокруг поселка, все съели. 

   И всех съедобных животных сожрали.

   Нас то много ртов в поселке, все пашут адски, ну и есть так же адски хочется. Хотя бы два раза в день!

   В первое время охотники иногда притаскивали подранков, или детенышей тех животных, которых мы уже знали. 

   Чаще всего приносили новорожденных оликов, смешных травоядных животных, похожих на оленя с хоботом слона и ногами носорога. У них было тоже по восемь конечностей, на две передние животное из которых во время ходьбы почему то не опиралось.

   Обычно их держали в загоне пару дней, а потом пускали на мясо, потому что так и не поняли, чем их кормить, и удастся ли их приручить в дальнейшем. 

   Малыши олики были размером с болонку, окрас имели серый в голубоватую полоску  с пятныгками, а вот взрослые достигали полутора метров в холке, меняли окрас на темный серый, и весили наверно тонну, не меньше. Во всяком случае, мяса с одного взрослого олика поселку хватало на неделю обычно. 

   Наши женщины мечтали найти млекопитающих животных, чтобы обзавестись молочным стадом и регулярно поднимали эту тему на вечерних собраниях. 

   Олики для этой цели не подходили, потому что были хоть и млекопитающими, но сумчатыми животными. 

   После рождения мама подставляла малышу сумку, тот влезал и от души напивался молоком. 

   Сытого ребенка мама-олиха из сумки на брюхе выпихивала и уходила подальше, питаться, общаться. 

   На второй день процедура повторялась, мама приходила, кормила и снова оставляла малыша одного. 

   Сытый малыш олик забивался под куст, ложился и сразу исчезал из вида. Такой вот маскировочный костюмчик был у них.  

   И никакого запаха. Малыш ничем не пахнул, вообще ничем.

   В шаге пройдешь- не учуешь, не увидишь.

   Людям такой вариант молочного животного не подходил ну никак. 

   Да и взрослые олики не отличались мирным характером, драки до крови или смертоубийства между представителя одного стада были довольно частыми.

   Конечно же кроме оликов и кряков на Семине были еще млекопитающие. 

   Вот взять коников, к примеру. Маленькие, размером с козочку, длинношерстные полосатые коняшки.  

   Честно, выглядели они как настоящие пони, и даже ног у них было четыре, что было не очень характерно для животного мира Семины.

   Короткий хвостик, шерсть до земли, с вариантами от снежно белого до сиреневого, с черными полосками как у зебр, и крупные клыки, торчащие из почти лошадиной пасти. 



Елен Гагуа

Отредактировано: 22.08.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться