Не было счастья, так несчастье помогло..

Глава 31

Самая большая проблема этой зимой была в туалет сбегать и собак на прогулку сводить.

     Мы выкручивались еле еле, каждый выход настоящим цирком оборачивался.  

    Ходили всей честной компанией, мы с Соней натягивали над головами шкуру одной из первых радужниц, мне ее отдали за ненадобностью.  

   Поскольку Соня сильно пониже меня, получалась крыша-скат, от которой льдины в основном рикошетили.

    Все становились под этим импровизированным потолком и шли по “делам”. Благо общественный туалет был от нас не очень далеко.

    По возвращению домой Соня садилась зашивать дыры от льда на шкуре, а я заваливалась на свое ложе и начинала записывать очередные вспомнившиеся случаи из нашей невеселой жизни.

    Я же все так же продолжала вести дневник новой жизни, отсчитывая дни и отмечая месяцы.  

    Два месяца с половиной прошло и зима внезапно закончилась. 

    Именно внезапно. 

    То есть, ночью еще был слышен звон разбивающихся о почву ледяных игл, а утром вдруг все стихло и в домик заглянуло утреннее солнце.

    Народ высыпал на улицу, все орали и веселились, радуясь неожиданной тишине и свету солнца.

    Вот не могу я местное дневное светило по другому называть, светит, значит солнце! А то что оно Яром зовется, ну и так пусть себе и дальше так зовется.   

   Так что для меня это солнышко, теплое и милое. 

   Не свое родное, оранжевое, а вот это вот странное светило, под светом которого мы теперь и живем-выживаем.

    Еще через неделю стало теплеть, и лес неподалеку от нас ожил, пробилась нежная молодая листва на всех уцелевших ветках и вскоре из леса снова стали доноситься голоса животных.

    Мы не знаем, как животные пережили зиму и этот чертов иголочный снег. 

    Может укочевывали в теплые края, может в норах пережидали. Во всяком случае зимой из леса ни одного звука не доносилось.

    Только звон и шелест этих гадких ледяных игл.

    А сейчас просто какофония ежедневная. 

    Вопли, визги, какой то хохот-плач, ор, мяуканье, хрип и громкий скрип, как стеклом по металлу.

    Неприятно. 

    К тому же мы с огорчением обнаружили, что ледяные иглы стесали нам с полметра защитной стены, обточили колья, а некоторые просто переломили.

    Огороды же наши были перекопаны так, словно по ним трактор прошел. Досталось всему, что оставалось без крыши. 

     Правда, по счастью, старейшины сообразили осенью занести горшки с лозой и земными деревцами в школу, у которой хоть какая то крыша, но все же была. 

     Так что саженцы были сильно покалечены, но хотя бы живы.

     Бутылочная водная передача погибла практически безвозвратно. Большую часть невосполнимых бутылок лед посёк, и превратил в решето.

     Когда народ оглядел все повреждения, и подсчитал убытки, вопрос о том, переезжать ли в эту весну или ждать следующей, отпал окончательно.

     Ясно было, что еще одну такую зиму мы переживать не хотим. 

    Слишком опасно. 

    Ждать до осени тоже желания мало. А если не успеем дома до зимы поставить? Начнем искать пещеры для спасения от зимы, что ли?

    Нет, это не вариант совсем.

    Кто знает, продлись ледяной ад еще с пару месяцев, мы бы возможно вообще без домов остались бы. 

    Хорошо что зима была такая коротенькая, а крыши на домиках оказались достаточно толстые!

    Нет уж, хватит с нас и одной такой зимы.

    Весна порадовала нас теплыми и продолжительными дождичками-мороситчиками. 

    Дождь начинался ночью и лил как в Англии, сеясь как из мелкого сита, сразу по три-четыре дня подряд. 

    Потом день перерыв и снова здорово!

    Мы за этот день перерыва едва успевали сбегать принести еды из запасов, воды набрать, да с собаками и радужницами побегать, чтобы уж совсем не засиживались животные.

    А если кто в гости к соседям заскочил, да снова ледопад начался, то приходилось гостю ждать оказии, выбираться домой с охранниками, которые носили над собой зонты-крыши.

    Поэтому общее собрание жителей после долгих перепалок приняло решение: мы собираемся, готовим транспорт и уходим из Дома на холме.

    Пахать и сеять будем уже на новом месте. 

    Вещей берем возможный минимум, “Дом на холме” консервируем, закрываем, а когда найдем где поселиться, тогда уже вернемся сюда мобильными группами без детей и животных и за несколько раз вывезем все наше имущество.

    И закипела работа!

    Делали легкие длинные телеги, пустив на это дело остатки тростника с ручья. Молодую гибкую поросль гнули и превращали в колеса, неказистые, скрипучие, страшные, но главное что они крутились и двигали телеги!

   Собрали посевной материал, упаковали все в металлическую и пластиковую посуду и ящики, загрузили все это на две телеги с настоящими колесами от велосипедов. 

   Упаковали остатки сушеного мяса, накопали съедобных корней про запас, набрали воду в земные пятидесятилитровые баллоны. 

    Одежду, обувь, детские вещи, оружие и запасы огнива.  

    Короче, долго перечислять, не забрали мы только мебель и книги. 

    Их упаковали, завернули в остатки целлофана и загрузили в дом Сирануш, потому что там была самая крепкая и толстая дверь, которая к тому же и хорошо запиралась.

    Аврал длился почти две недели, и хотя мы уже были полностью готовы к дороге, но все же мы вышли в поход великого переселения только через двадцать дней.

    Нет, это не из за нашей несобранности или каких то еще наших заморочек, совсем нет.

    Произошло нечто такое, что кардинально повлияло на наш поселок и на всех нас.

    Что? А в лес неожиданно свалился еще один этаж земного дома. 

    Нет, не нашего. И даже не соседского.

    Из нашей ненормальной страны, но совсем из другого города.  

    Попадание произошло рано утром, еще на рассвете, и попало все почти что на нашу опушку леса. Вот буквально напротив поселка.



Елен Гагуа

Отредактировано: 22.08.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться