Не было счастья, так несчастье помогло..

Глава 34

И как только мост после спуска Адама и старейшин опустился вниз, его тут же застопорили в поднятом состоянии, закрепили, работники моста по верёвкам спустились вниз на землю, а в воздух взвилась маленькая связка разноцветных воздушных шариков. 

   В ответ через несколько долгих секунд сигнальные шарики вдалеке несколько раз опустились и поднялись, показывая, что сигнал о выходе принят и “Магелланы” где то там впереди начинают готовить походную стоянку для нас.

    Я в этот раз не ушла вперед с “Магелланами”, так как мне нужно было описать все события в поселке, да и забрать свое добро тоже было необходимо. 

    У остальных моих товарищей из отряда  в поселке оставались родные люди, собравшие все их добро, а у меня была только Соня, которая одна бы с нашим багажом не справилась, в силу своей нерешительности.. 

    Это уже потом к нам подселилась Ора, девочка-старшеклассница из попаданцев второй группы. 

   Та самая Ора, благодаря которой у нас появилась домашняя птица.

   Но Магелланы то уже ушли!

   Мы с Соней и с Орой тоже обзавелись своим транспортом. 

   Ору подселили к нам буквально пару дней назад, и она еще стеснялась нас, двух взрослых теток. 

   Но девочка очень милая и послушная оказалась. И очень умненькая. Такая серьезная девушка, не по возрасту мудрая.

   У нас была, ну что значит была- нам досталась  не очень большая тележка, такая трехколесная хреновина, сделанная из переделанного инвалидного кресла, на которую мы и погрузили все наше добро. 

   Главное, она двигалась, колеса крутились и можно было не тащить вещи на собственных горбах или волокуше.

   Тащить тележку нам помогал здоровяк Джексон, которому это вообще было не в тяжесть, а мелкие собаченции и мы сами шли пешком, придерживая и подталкивая со всех сторон наш транспорт. 

    Мы поддерживали и подталкивали тележку руками и плечами, а вот собачки помогали тем, что сновали вокруг и путались в ногах, и у нас и у Джексона. 

    Спасибо хоть не шумели, вертелки серые.

    Кроме хорошо нагруженной тележки, мы еще тащили на спинах походные самодельные рюкзаки, тоже до упора заполненные вещами.

   Хоть и загрузились мы все трое, как мулы грузовые, да и то не все забрать из дому смогли. 

   Но, своя ноша не тянет, так что шли мы вперед, с упорством тех самых мулов.

   Через пару часов дороги нас неожиданно догнали и оккупировали нашу телегу попугайчики, те самые, наши, которые давно уже жили на воле, под нашими крышами. 

   Вернее, сначала они под крышей столовой поселились, а зимой, когда столовую практически разнесло льдом, попугаи с птенцами стали жить в доме Сирануш.

   Двери ее дома имели незастекленное окошко, птичкам было удобно залетать и вылетать в любое время суток. 

   Сама Сирануш на жильцов реагировала спокойно, они ей явно не мешали. 

   Тем более, что она и ее сыновья целыми днями делами занимались, даже сидя дома.

   Рабочая такая семья эти бывшие граждане Армении, аж завидно было. 

   Я то сама жуть какая ленивая. Но вот завидки брали, что есть, то есть! Белая зависть, честное слово!

   Так вот, когда мы в поход уходили, попугайчиков с птенцами на месте не было, наверно летали где-то, но вот они нас взяли и догнали! 

   Сами прилетели, сами обругали нас на своем на птичьем, причем птенцы тут же мячиками пошлепались на тележку, а их родители сразу занялись кормлением усталых деток.

   “Дорожники”, которые замыкали колонну, долго радовались тому, что попугайчики смогли нас найти и догнать. 

   Оказывается многие в поселке были уверены, что эти птицы уже никуда из насиженных мест не уйдут.

   Но попугайчики предпочли пустым закрытым домам наше общество и полетели за нами. 

   Они все же ручные были, старшее поколение, без людей видимо им одиноко. Вот и жмутся постоянно к нам поближе.

   А с другой стороны, кто их подкармливать будет, если в поселке никого нет?

   Их и так из шести взрослых, которые на Семину попали, только четверо выжило, остальные двое канули в лесу в первые же дни. 

  К счастью, остались две парочки, ворковали, сидя на веточках, целыми днями. Ну и как итог воркования, детишек вывели, каждая пара по четыре птенчика. 

  Окраска у малышни стандартная для Семины, серая  в разных оттенках, от жемчужного до до серо-сизого.

  Вот вся эта компания и свалилась к нам на телегу.

  Мелочь вроде бы, а как приятно на душе! Свое же, родное!

   Как нам не хотелось быстрого продвижения, но вперед продвигались мы очень медленно. 

   Во первых, народ загружен был по самое немогу,  и поэтому все шли не торопясь, осторожным шагом, стараясь не сбиваться и не попадать ногами в рытвины и незаметные в траве норы и ямки. 

   Упадешь, не только колонну задержишь, но и сам, упаси вселенная, покалечишься. А лечить некому!

   Так что тщательнее надо, тщательнее!

   Самые младшие детишки, посаженные на телеги, напуганные происходящим, тихо и молча сидели, даже не пытаясь слезть и побегать по саванне.  

  Чему мы, взрослые, были только рады.

   Зато по сторонам малыши таращились с открытыми ртами, и глазенками удивленно хлопали.

   Иногда только кто то из детишек вдруг ручку поднимет, куда то вдаль пальцем тычет и угукнет, а остальные за ним, как попугаи, ручками туда же показывают и согласно угукают.

   Честно говоря, глядя на это синхрон, у меня лично мурашки по коже бегали. Жирные такие!

   А вокруг каравана, сверкая и переливаясь на солнце, радостно носились выросшие уже, взрослые совсем, те, самые первые наши радужницы, при этом у нескольких ящериц на спинах сидели их юные хозяева.

   Это было такое же нереальное для нас, взрослых, зрелище, как и сам наш поход в никуда.  

  Честно сказать, в поселке мы такие гонки много раз видели, но чтобы вот так, мчаться по саванне, да еще на большой сверкающей радужной ящерице…



Елен Гагуа

Отредактировано: 22.08.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться