Не было счастья, так несчастье помогло..

Глава 47, окончание.

С нашего попадания на Семину прошло три года.

   Мы освоились на новой родине, адаптировались полностью.

   Город на реке рос, вместо землянок поднимались домики, огороды радовали урожаями, река рыбой и всем остальным.

   Забросов с нашей планеты больше не было. Или же мы их не нашли пока, потому что исследовали только долину прибытия и лес переноса.

   Ну и по реке вниз-вверх километров на пятьдесят забирались. Нашли и соль, и медь и даже самородное олово.

   Как то так получилось, что народ предпочел устроить сначала тыл, основательно и хорошо, что бы было на что опираться в будущем.

   Ну сами посудите, ну будут наши молодые бегать вокруг да около, а город останется недостроен, новых детей не появится, ремесла останутся на нуле…

   Что, в каменный век возвращаться? 

   А если погибнет кто то из них? У нас каждый дееспособный человек на вес золота, да и генный запас не так велик, что бы народом рисковали.

   Вот никому этого и не хотелось. Поэтому учились, строили, пробовали, ставили мастерские, лаборатории, переписывали учебники, иногда полностью на новый лад, собирали библиотеку сказок и легенд, записывали все знания, которые помнили или вспомнили.

   Родились дети. У Верочки и Михаэля подрастали дочка и сын, Сирануш баловала внучат, которых у нее уже пятеро, Анита одарила Адама дочкой и скоро собиралась снова стать мамой.

   У меня тоже двое детей. Близнецы, мальчик и девочка. Серена и Савир.  

   Дочка старше на полчаса, тоненькая, желто-рыжая, как папа. 

   А сын весь в меня. Такой же крупный, крепкий и хулиганистый бутуз. 

   Тоже рыжий, но если у Серены волосы как тяжелое, гладкое чистое золото, то у Савира головушка как факел, красные пушистые волосики все время дыбом стоят!    

Причесать невозможно!

   Помню, как мы все радовались, когда родилась Верина дочка, первый наш ребенок на Семине!

   Мы радовались сразу по нескольким причинам- во первых девочка родилась нормальная, белокожая, без всяких признаков серости. 

   И родилась она так же легко, как, кстати, потом и остальные дети. 

   Словно тут на Семине с женщин упало проклятие “рожать детей в муках”!

   Мои близнецы так торопились выскочить на свет, что дочку я поймала у самой земли, стоя на ногах, вообще не сообразив сначала, что роды начались, а сын родился через полчаса так же легко и быстро.

   Я больше всего боялась боли. Не могу сказать, что мне совсем не было больно, но все закончилось быстрее, чем мне стало реально нехорошо.

    Дети постоянно со мной, малышами я носила их в слинге за спиной, но сейчас, когда им уже почти год, я иногда отношу их в ясли. 

    И мне надо отдохнуть, и мелким необходимо общение со сверстниками. 

    Их папа по сей день не женат, мы иногда встречаемся, но вместе не живем. Ни ему, ни мне это не нужно. 

    Достаточно, что он любит своих детей, и старается обеспечить их всем, чем может.

    Кроме моих близнецов, у Рони еще трое детей, но те растут в семьях, и хотя все в курсе, от кого дети, Рони не старается ломать семьи. 

    Так же как и другие холостяки нашего поселка. Да и незамужние, имеющие детишек от женатых мужчин, не лезут в семью отца ребенка.

   Иметь детей в нашей ситуации- это долг перед обществом. 

   И если молодая женщина к 25 годам будет иметь трех и больше детишек, никто не будет ей читать лекции типа- чего нарожала?

   Все наоборот. Ей будут помогать по мере необходимости, присмотрят и за ее детишками, и за ней самой, если такая нужда возникнет.

   Однако от работы многодетная мать полностью не освобождается. А что делать? Народу мало, а работы много!

   Так что, нравы у нас в городе хоть и свободные, но все очень пристойно. Мораль имеется, гибкая и подогнанная под обстоятельства.

   Почему я выбрала Рони, когда вокруг есть и другие мужчины? Не знаю. 

   Наверно потому, что он в общем тоже одиночка по характеру, и точно не захотел бы организовывать очередную ячейку общества. 

   И не хочет по сей день. И я не хочу.

   Кстати, близнецы обожают папиного котоконя Бемби, поторого давно уже переименовали в Пегаса, и тот их тоже.  

   Пегас еще раз полинял, стал еще светлее и крупнее. Крылья стали огромными, почти три метра каждое крыло, и когда Пегас их складывает, кажется, что со спины у него свисает шикарный серебристый плащ! 

  Теперь он научился парить в воздухе. Разбегается, подпрыгивает, раскрывает крылья и парит на высоте нескольких метров. Прямо как тучка!

  Я жалею, что у меня нет фотоаппарата, потому что серебристый с голубым отливом шерсти Пегас с рыжими близнецами на спине невероятно фотогеничен!

  Зато Рони обнаружил в себе талант художника и постоянно рисует картины нашего быта. Его работами увешан и зал собраний и столовая и даже школа. 

  Жаль, что красок у него не вся палитра, но он работает над этим.

 

На этом история оканчивается.

 



Елен Гагуа

Отредактировано: 22.08.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться