Не чета ведовству

Размер шрифта: - +

Глава 3

Василиса остановилась только на окраине города. От бега у девушки сбилось дыхание. Раскинувшиеся за ее спиной дома озаряла луна. В окнах не видно было ни огонька — жители уже крепко спали. Тишину лишь изредка прерывало взлаивание собак. Пытаясь отдышаться, Васька оглядела куклу. Бусины глаз поблескивали в лунном свете, горящие уголья ничем не напоминая. Значит, не забыла Агафья того случая… А что домочадцы сказали бы, если б знали все остальное? Сама Василиса полагала, что памятная куколка — всего лишь безобидный оберег. А что об этом могут подумать другие?

Девушка медленно пошла по дороге дальше, размышляя над подслушанным. Если отвлечься от обиды за себя и за матушку, то получалось не очень хорошо. Действительно, со стороны могло показаться, что кукла не просто защищает хозяйку, но и действует другим во вред по ее указке. Узнают люди — изничтожат оберег от беды подальше, да и про саму Василису невесть что болтать начнут. Чего там — уже начали… С другой стороны, ведь как-то же они с матушкой изготовили волшебную куклу? Что же — получается, и вправду матушка была ведьма, да и Василиса тоже обладает колдовской силой?

Погруженная в размышления, девушка незаметно приблизилась к кромке леса. Неожиданно ее мысли прервал посторонний звук. Васька настороженно прислушалась. Ошибки не было — звук оказался дробным стуком подков по укатанной дороге. Ей навстречу ехал всадник.

Встревоженная Васька огляделась. От города она уже отошла довольно далеко и добежать до окраины не успеет. Оставаться на дороге не хотелось — мало ли, кого нечистый несет сквозь ночь? Может, припозднившийся купец торопится домой, а может и лихой человек скачет по своим темным делам. В любом случае, одинокая девушка на безлюдной дороге вызовет недоумение и расспросы, а может и что похуже. Единственным укрытием вблизи была лесная опушка. Кукла, конечно, была при ней, однако рисковать Васька не стала и проворно нырнула в кусты.

Отбежав на несколько шагов, девушка оказалась на знакомой полянке и затаилась, вслушиваясь в ночь. Топот приблизился и неожиданно стих. Выглянув из своего укрытия, Василиса увидела, что всадник спешился, посмотрел на лес и внезапно направился прямо на нее.

Перепуганная Васька метнулась за деревья, как потревоженный заяц, и помчалась, не разбирая дороги.

Государев гонец, направлявшийся в этот городок с малозначительным поручением, удивленно встрепенулся, услышав треск ветвей. Видимо, оленя вспугнул, решил он, справил нужду у ближайшего куста и поехал дальше.

***

Добравшись до очередной полянки, Василиса приостановилась, звуков погони не услышала,  с облегчением выдохнула и присела на пень.

Ночная прохлада была приятна после знойного дня. Возвращаться домой Ваське пока не хотелось. Во-первых, было еще, над чем подумать, во-вторых, неизвестно, удалился ли ночной супостат или так и подстерегает ее у дороги. В третьих, сокрушенно подумала девушка, как объяснять сестрам свое отсутствие, совершенно непонятно. Скажу, что ходила за ведовскими травами, сглаз навести, сразу и отстанут, мрачно подумала Васька.

Про ведьм девушка, конечно, слышала. Поговаривали, что те только и делают, что наводят порчу, летают на метлах и воют на луну. Или про луну — это о ком-то еще?.. Во всяком случае, отношение ведьм к луне, по слухам, было особое. Девушка, придирчиво сощурившись, уставилась на ночное светило. Никаких непривычных ощущений испытать не удалось. Тогда Василиса посмотрела вокруг и невольно подивилась на окружающую ее красоту.

Луна освещала лес волшебным серебристым светом. Кусты вокруг топорщились резными листочками. Дубы и клены чуть покачивали ветвями в такт легкому ветерку. Чуть поодаль стояли молчаливые и загадочные ели. Царили тишина и спокойствие.

Умиротворение, которое навеял сказочный пейзаж на девушку, оказалось недолгим. Совершенно не к месту ей вспомнилась одна история, которую она слышала еще от матери, а после — от Прасковьи.

Жители городской окраины всегда наведывались в лес по грибы и по ягоды, а также по дрова и по банные веники. Углубляться в чащу, однако, было не принято. Поговаривали, что в глубине леса обитает страшная и могущественная ведьма, древняя, как мир. Описывали ее, как старуху с крючковатым носом, седыми паклями и мрачно горящими глазами. Рассказывали также, что по причинам, никому неизвестным, бабка прихрамывает. Считалось, что попасть к ведьме в руки означает быть преданным скорой и лютой расправе — свирепая старуха зажаривала непрошеных гостей в своей печи. Экстравагантная особа, как и все их племя, не прочь была полетать по ночному небу, однако, вопреки всем традициям, предпочитала не помело, а ступу. Ходили кроме того еще какие-то слухи про ее избу, но россказни те были столь нелепы и ужасны, что однозначный вывод из них следовал один — жилище ведьмы едва ли не опаснее, чем она сама, и особо незадачливые посетители могут огрести от него когтистой лапой.

Вообразить себе избу с конечностями Василиса не смогла. Зато лирическое ее настроение как ветром сдуло, и окружающий пейзаж предстал перед девушкой совершенно в иных, тревожных красках. Шум ветвей показался угрожающим, ели — суровыми, а луна освещала девушку излишне ярко, злокозненно скрывая в густой тени все остальное. Пора уже, пожалуй, и честь знать, подумала Васька, приподнялась и потянулась за куклой.

Карман передника был пуст. Девушка заполошно обшарила траву вокруг, но ничего не обнаружила. Видимо, оберег потерялся во время панического бегства.

Как ни жаль было памяти о маменьке, а искать куклу в ночном лесу было бесполезно и жутко. Решив, что непременно вернется сюда и отыщет любимицу завтра поутру, Василиса постаралась сосредоточиться и вспомнить, с какой стороны она пришла. Вроде бы вон от того дубка…

Девушка двинулась к дереву и вдруг заметила под ним пару светящихся глаз. Вздрогнув в первый момент от неожиданности, Васька возрадовалась — кукла нашлась! — и устремилась вперед. В тот же момент глаза плавно и торжественно поплыли по воздуху ей навстречу.



© Анчутка

Отредактировано: 02.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: