Не ешьте что попало, Или Как не влюбиться в ректора

21.1

Студеными морозами Ард встречал адептов Арвинской академии. Серебристым покрывалом землю кутала настоящая зима, что мерцала и чудно переливалась под лучами тусклого солнца, поселяя в душе уютную атмосферу сказки. Все вокруг — в сугробах. С тучного неба кружась, спадали крупные хлопья пушистого снежка. Холодный морозный воздух морозил лицо, приходилось кутаться в куртку и прятать руки в карманах от суровой прохлады. Аделаида мерзла и ругала себя за недальновидность — конечно, ей приходилось слышать, что Ард — край неласковый, но кто ж знал, что настолько! Мягкие сапожки утопали в толстых сугробах, а впереди виднелся только снег, да бескрайний лед, заснеженные вершины гор и щедро припорошенные снежными хлопьями верхушки деревьев. Голову посетила незатейливая догадка. А не вздумал ли ректор Дартиас до смерти их заморозить?

Архимаговский портал привел их на выступающий над ровной землей заснеженный холм, откуда открывался вид на ближайшую округу и как объяснил архимаг, это единственное место, где мощное магическое поле, позволяло открыть портал перехода. Открой он его в другом месте, их суетливую компанию пришлось бы собирать по кусочкам, в том смысле, что несчастных адептов попросту разорвало бы на множество частей. Ректор Дартиас так и сказал, после чего удостоился десятка косых поглядываний.

— Нужно спуститься, — ровно сообщил он, после того, как осмотрелся. В своем черном плаще с туго запахнутым воротом, черным пятном ректор выделялся на фоне белоснежного марева, резко контрастируя с округой.

Адепты в свою очередь несчастно между собой переглянулись и дружно глянули вниз, на крутой спуск, щедро припорошенный рыхлым снегом. А вокруг ни тростиночки, ни веточки, чтобы ухватиться, если нога неволей вниз скользнет — короче говоря, высока вероятность сделаться живым снеговиком. Оценив масштабы прогулки, адепты впечатлились, да сделались еще несчастнее.

— Может перелетим? — воодушевленно предложила Камилла Астер, да тут же обиженно сникла, когда ее смелое предложение хмурые сокурсники приняли с мрачным скептицизмом.

— Ваши сокурсники умеют исправно левитировать? — поинтересовался ректор насмешливо. Ответом ему стало дружное молчание. Хмыкнув с мрачным неудовлетворением, мол, что за бездари, он скомандовал: — Спускаемся! Кто упадет или навернется, получит неуд по физической подготовке.

И бодро зашагал вперед, ни чуть не отягощенный то и дело теряющимися в сугробах тяжелыми ботинками. Послышался трагический всхлип и адептам ничего не сталось кроме того, как удавить рыдания и шагнуть вслед за главой академии, которого за глаза стали считать самым настоящим деспотом. В поход в морозные края ему захотелось! Так взял бы себе подобных хладнокровных архимагов — чего бедных и несчастных адептов трогает?

— Оставьте меня здесь! — обессиленно выдохнул в стороне Кай, в очередной раз провалившись в пригорок снега. Отлепавался и трагично сообщил: — Ада, можешь забрать мой перстень с красными бриллиантами, взамен клади синие розы на мою могилу.

Раскрасневшаяся от холода подруга с сомнением на него покосилась:

— Зачем мне твой родовой перстень?

Кай пожал плечами.

— Это единственная дорогая моя вещь, которую не стыдно завещать.

— Ты наследством не разбрасывайся. Тебе его еще с младшим братом делить, — пропыхтела она, перекладывая ногу с одного пригорка в другой. — Прорвемся!

И в этот же миг споткнулась, с головой провалившись под кучу рыхлого снега. Мир потонул в белом свете и холоде, лицо защипало от колючего мороза, рот заполнился снегом, но неожиданно ее схватили за шкирку и резко поставили на ноги.

— Я же сказал не падать! — грозно рыкнули ей в лицо, руками отряхнули от снега, повернули, отряхнули сзади, снова повернули и небрежно смахнули с промокших волос липкие снежинки, после чего с головой закутали в теплый шарф и пригрозили: — Еще раз упадете и пеняйте на себя!

И все это под шокированными взглядами десятка не в меру любопытных адептов. Под конвоем глухих перешептываний ректор Дартиас удалился вперед, оставив Аделаиду с чувством глубокого замешательства. Она растерянно пощупала врученный кашемировый шарф, от которого шел тонкий аромат древесины и мяты, знакомый запах лорда Дартиаса и плотнее в него закуталась, пряча замерзшее лицо в уютной ткани одежды и слушая громкие удары собственного сердца.

— Ада, а что это сейчас было? — тихо поинтересовался Кай, примостившись рядом и бережно убирая остатки таявших снежинок с волос.

Аделаида только молча пожала плечами. Ее удивление было раза в три сильнее. Точно завороженная, двинулась вперед, на сей раз сохраняя осторожность и глядя под ноги. Остаток дороги прошел без видимых происшествий, нашлась, конечно, парочка незадачливых девиц, отличившихся недалеким умом — на ровном месте падали прямо в сугробы, да только их ректор Дартиас с визгами оттаскивал левитацией, не отряхивал и даже не делился вещами. С затаенной улыбкой Аделаида наблюдала за открывшимся представлением.

Они все шли, да шли и по прошествию сорока минут спустились к подножию одинокого холма. Уставшие и замерзшие, адепты воззрились на ректора Дартиаса в мрачном ожидании наихудшего. Он в свою очередь не разочаровал, оценивающе огляделся, да скомандовал:

— Разделитесь на две группы.

Результатами недолгих споров, группа из двадцати шести человек разделилась на две команды, каждая из тринадцати адептов. Напряженно переглянувшись, они выжидательно уставились на архимага, ожидая дальнейших указаний.

— Вы, — он кивнул на первый отряд и строго сказал: — Пройдите пятьдесят шагов вперед и ждите там. А вы, — показал на вторую группу, в которой затесалась хмурая леди Тристан, — подойти ко мне и встаньте рядом.

Сказано — сделано. Перепуганная первая группа двинулась по снегу в направлении большой заснеженной поляны, вторая — осталась стоять на месте. Внезапно над их головами замерцал куполообразный барьер, переливающийся всеми оттенками золотого, под ногами возникла схожая пластина и вторую группу оторвало от земли, пронесся высоко в воздух. Поднявшись на большое расстояние от земли, они замерли в небе, находясь под надежной защитой закрывавшего их со всех сторон золотистого купола. Самые впечатлительные перепуганно осели на прозрачный пол. На гнетущих ногах Аделаида повернулась к архимагу, стоявшему в невдалеке. Заложив руки за спину, он выглядел сосредоточенным.



Киана Хаш

Отредактировано: 18.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться