Не ешьте что попало, Или Как не влюбиться в ректора

24.1

— Отчислилась? — спросила леди Тристан нарочито ласково. Но стоило прислушаться, как в мягком перезвоне ее нежного голоса проскальзывали угрожающие нотки.

— Отчислилась, — подтвердила Аделаида и изображая безграничную радость, потянулась. — Я теперь свободна.

— Как? — Розалия грозно к ней шагнула. — Как можно было додуматься до того, чтобы отчислиться на третьем курсе престижнейшей академии нашего королевства? — и криком: — Ты совсем глупая?

— Мама, подожди! — Аделаида попятилась и выставила перед собой руки. — Я могу все объяснить!

— Я жду, — выжидательно приподняла бровь леди Тристан.

— Но позже, — тут же сказала Аделаида и пробегая вверх по лестнице, крикнула: — Мне нужно отдохнуть. Встретимся за ужином.

Пока неслась по длинным коридорам поместья, едва не снесла с ног выскочивших из угла служанок. Те с визгами отступили в стороны, а забежав за двустворчатые двери собственных покоев, Аделаида облегченно выдохнула. Оглядела родной сердцу интерьер и тепло улыбнулась. Здравствуй, милый дом.

Уселась на кровать с парчовым балдахином, поглядела на расписные стены, изображавшие живописную зеленую долину с быстрыми реками, на потолочную искусную лепнину, на милые сердцу безделушки и откинулась на мягкий матрас, устало смежив веки. И в этот момент всякие мысли о лорде Дартиасе улетучились из головы. Тяжесть прошедшего дня в один миг тяжелым грузом навалилась на плечи. Залезла под пуховое одеяло и забылась мирным сном.

Открыла глаза. Перевернулась на живот и поглядела в широкое окно, с которого открывался чудесный вид на громоздкие особняки, ухоженные дворы и чистые улочки. Столичное поместье рода Тристанов взяло место в Зеленом городке, так назывался престижнейший район Веллора, где проживали аристократы только высших сословий. Совсем недалеко находилось имение самого короля, где временами венценосная семья проводили тихие деньки вдалеке от дворцовой суеты. Помнится, в далеком детстве Аделаиде даже выпала честь разругаться с самой принцессой. Ее Высочеству приглянулась ее любимая куколка и та капризным приказом попыталась игрушку присвоить. Только Аделаида свою куколку очень любила, да и кратким нравом не отличалась, потому бойко принцессе отказала. Кто ж знал, что непривыкшая к отказам девица кинется на нее с кулаками? Пришлось защищаться, да малость подпортить принцессе личико. Сама ведь первая начала. Скандал тогда был знатный. Отец едва ли мог противостоять королю и лишь благодаря известности рода все улеглось мирно.

— О чем задумалась? — поток стремительных мыслей прервал бархатистый голос. Невесомый поцелуй в плече заставил вздрогнуть и мелко задрожать.

Аделаида порывисто развернулась, встретилась взглядом с горящим изумрудами глазами напротив и едва не взвизгнула. Лорд Дартиас глядел на нее с необычайной нежностью, смешинки играли в ясных глазах, темные волосы растрепались, придавая его облику особый шарм. Она часто моргала, не в силах справиться со своим удивлением и смотрела большими глазами на предмет своих болезненных воздыханий. С нарочитой насмешкой лорд Дартиас приблизился к ее лицу и с щемящей нежностью коснулся губами кончика ее носа. Отстранился, поглядел в глаза и поцеловал в лоб. Стал осыпать ее лицо невесомыми поцелуями, от которых у Аделаиды болезненно сжималось сердце.

Встряхнув с себя наваждение, она порывисто вскочила с кровати, схватилась за подушку и примкнула стене. Смотрела на лорда Дартиаса и не могла вымолвить ни слова.

— Вы! — порывистый вздох. — Вы! — замахнулась подушкой, — Как смеете?

Лорд Дартиас удивленно приподнял бровь и следом за ней поднялся с постели. Аделаида взвизгнула.

— Прикройтесь! — и спрятала заалевшие щеки за подушкой.

Неожиданный гость прикрываться не подумал. Сверкая обнаженным торсом, стал стремительно к ней приближаться. Когда сократил расстояние между ними до метра, остановился, протянул руки и забрал у нее спасительную подушку, а сам схватил ее за руки и порывисто к себе прижал. Под ошалевшим взглядом Аделаиды, расплылся в улыбке. Тронул пальцами ее подбородок и медленно наклонился к полным губам.

— Нет! — Аделаида вскочила с постели, роняя тяжелые вздохи. Стремительно огляделась, а осознав, что полуголый ректор лишь плод ее фантазии, одурманенный приворотным зельем, схватилась за голову.

Боги всемилостивые! Сердце отбивало бешеный ритм, грозясь вырваться из груди. По-прежнему тяжело дыша, на ослабевших ногах Аделаида поднялась с постели. Воззрилась в окно. На горизонт Зеленого городка опускалось ярко-оранжевое светило, окрашивая небо во все оттенки пурпурного. В дверь стучался дворецкий.

— Войдите, — глухо отозвалась Аделаида.

— Леди, — Бертон, сухощавый старик в опрятном камзоле, вступил в ее покои, едва склонил голову в знак почтения и ровно произнес: — Ваши родители ожидают вас к ужину. Соизвольте спуститься.

— Как вы поживаете, Бертон? — вежливо поинтересовалась у него Аделаида, направляясь к дверям гардеробной. Стоило переодеться к ужину, иначе матушка станет ворчать и причитать о хорошем тоне.

— Весьма сносно, — ответил дворецкий своим трескучим голосом. — Благодарю за беспокойство.

— Я спущусь через полчаса. Ты можешь идти.

Аделаида переоделась, соорудила на голове аккуратный хвост и оставив служанок разбирать чемоданы, направилась на первый этаж. В столовой царила идеальная тишина, поблескивал мраморный пол, у изголовья длинного стола на двенадцать персон восседали лорд и леди Тристан. Напоровшись на строгий взгляд отца, Аделаида вжала голову в плечи, отодвинула стул и уселась. Схватилась за столовые приборы и как ни в чем не бывало стала накалывать нежное мясо на двузубую вилку. Есть хотелось — жуть.

Ужин прошел в молчании. Слышался лишь стук столовых приборов. И только дождавшись, пока Аделаида насытится едой, лорд Тристан заговорил:

— Итак, — взглянул на нее пристально и с укором. — Доченька, я тебя внимательно слушаю.

Залпом отпив фруктовый чай из фарфоровой чаши, Аделаида покосилась на отца. Выдавать ему правду о ректоре Дартиасе и озвучивать истинные причины своего скоропостижного отчисления она не собиралась. Фелист Тристан непременно бы постарался раздуть из этой ситуации скандал столичного масштаба, дошел бы до короля, а там одни боги знают что станется. Ни у ее отца, ни у короля нет таких полномочий, чтобы призвать к закону Эминара Дартиаса. А ко всему создавать неприятности ректору Аделаиде не хотелось. Пусть этот казус останется между ними. С лордом Дартиасом все кончено, но пусть завершение этой печальной истории будет хорошим — без громких скандалов и бессмысленных выяснений отношений.



Киана Хаш

Отредактировано: 02.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться