Не ешьте что попало, Или Как не влюбиться в ректора

24.2

— Шарлатанка! — запальчиво припечатала Аделаида облаченную в цветастый балахон «ведьму».

Поглядела на обожженные крутым кипятком ладони, раскрасневшиеся и покрывшиеся уродливыми волдырями и едва не всхлипнула от досады. Подула на пальцы, с которых слезала тонкая кожица и порывисто поднялась.

— Вы! — сурово глянула на «ведьму», что судорожно всматривалась в свой магический шар, который на деле бывал простой безделушкой с подсветкой. — Я вас засужу!

— Подожди, дитятко, не горячись, — взволнованно шептала самозванка. Бесстыжие глаза тревожно бегали по комнате. Она вдруг совершенно наглым образом предложила: — Хочешь на жениха тебе погадаю?

И карты свои достала. Разложила на стол и призывающе на нее уставилась.

— Катитесь к харрагам!

Аделаида стремительно ринулась на выход, хлопнула дверью с обнадеживающей табличкой «Госпожа Брукфильд. Потомственная ведьма» и выскочила на людную улочку, кипя от злости. Снова! Снова ее попытались обмануть! Откуда в столице столько шарлатанов развелось? Потомственная ведьма, видите ли! А на деле что? В ней же ни капельки магии! Аделаида ведь к ней со всей душой. Поделилась бедой, «потомственная ведьма» сочувствующе покивала, да заверила, мол, не беда, всякое зелье сейчас вылечим. Аделаида доверилась, даже ту редкую гадость из медной чаши испила, кашляла и хрипела, но выпила до последней капельки. Затем «потомственная ведьма» велела обмакнуть ладони в плошке с сомнительной зеленоватой жидкостью. Аделаида обмакнула. Уж очень ей хотелось от приворота избавиться, да и «ведьма» выглядела совсем натурально. Все как полагается — балдахин, бледные худющие пальцы с заостренными черными коготками и замогильный голосок. А вот зря! Грим — наше все. Едва ее кожа соприкоснулась с водой, как ладонь точно огнем обожгло. Кто ж магам настойку из вечнозеленой партиллы предлагает? Она же ядовитая! И жжется больно.

Лелея свои разбитые надежды, Аделаида завернула за угол и вошла в лавку частного целителя, которого заприметила, когда направлялась к порекомендованной папенькой ведьме. Лавка имела многообещающее название «Всех вылечим». Едва вошла, как над головой прокатился мягкий перезвон колокольчиков, оповещая хозяина о приходе посетителя. Внутри пахло ароматной древесиной и цветами. К ней второпях подскочила низкорослая жилистая дамочка средних лет в забавном колпачке.

Ладони подлатали быстро и, главное, качественно. Ручонки стали как новенькие. Тепло распрощавшись с добродушной целителницей, да щедро отсыпав ей звонких ливров, Аделаида вызвала аэробиль и без всякого настроения поехала обратно в поместье. Пейзаж за окном стремительно сменялся с близрастущих домиков с цветастыми черепичными крышами на высотные постройки со шпилями, пронзающими перистые облака, на причудливые новостройки, отражающие в своих стеклах солнечный цвет и небоскребы с несущим железобетонным и стальным каркасом. Аделаида глядела на все это многообразие и только тоскливо вздыхала. Вот уже целую неделю она проживает в родовом поместье, вдалеке от изматывающих тренировок, скучных лекций и грозных архимагов. И совсем нет на ее душе покоя. Чего скрывать, хочется обратно под широкие своды Арвинской академии, в холодные каменные стены. Тяжело быть адептом, да, но участь столичной бездельницы ни сравнится ни с чем. Сущий ад!

Неделю она тщетно разъезжает по «могущественным» ведьмам. И никого, кто мог бы вылечить глупое сердце от наведенной любви к самому бессердечному лорду королевства. И чего греха таить Аделаида изрядно истосковалась по лорду Дартиасу. Он приходил к ней и в мыслях и во снах. Потому ей не терпелось избавиться от приворота как можно скорей. Вот бы только ведьму отыскать!

Аэробиль затормозил в воздухе и мягко качнувшись, плавно опустился вниз. Направляясь к воротам поместья, Аделаида зацепилась взглядом за четырехэтажный фешенебельный особняк, расположенный по другую улицу, возле которого раскинулся целый ворох людей, явно магов, в белых одеяниях, что с непроницаемыми лицами замерли у высоких белокаменных ворот, точно статуи. То была резиденция короля. Неужто венценосная семья в Зеленом городке почивает? Главное, на принцессу ненароком не напороться. Крайне неприятная девица, избалованная, надменная и снисходительная. При последней с ней встрече Аделаида себе все нервы перепортила.

Едва вошла в поместье, как к ней примкнул дворецкий. Вид у Бертона был несколько неспокойный.

— Леди Аделаида, как вы долго! — выскочила из гостиной экономка и взбудораженно затараторила: — Здесь такое без вас приключилось!

Аделаида озадаченно нахмурилась.

— И что же?

— К вам лорд один приходил! Но какой! Он архимаг целый и в Светлом Ордене состоит! Как же его звали...

— Лорд Эминар Дартиас, — услужливо подсказал ей Бертон с бесстрастным лицом.

От упоминания ректора сердце болезненно сжалось и отозвалось гулкими ударами.

— Точно! Он заявился весь хмурый, вас стал спрашивать. Я ему отвечаю, что нет леди Аделаиды. Так он в гостиной устроился и вас дожидался. Целый час прождал! Мы ему каких только угощений не предлагали, а он все отказывался, да сидел мрачнее тучи. Леди Тристан от подруги приехала и чаем его напоила. Они сидели, скупо переговаривались, а потом к нам поверенный от королевы прибыл с приглашением на чай. Ее Величество откуда-то прознала, кто у нас в гостях затесался и пригласила леди Тристан с мрачным лордом к себе в резиденцию. А что делать? Они туда часом отправились, а вам велели присоединиться, как только в поместье пребудите.

Дослушав сбивчитый пересказ Миры, дородной женщины с излишне развитой словоохотливостью, Аделаида с размаху села в ближайшее кресло и схватилась за голову. Чай у королевы! С матерью! С лордом Дартиасом! И принцесса там непременно будет! Это ли не страшный сон на яву? Боги всемилостивые, за что ей только такие наказания? В чем она провинилась?

— Бертон, миленький, — она с надеждой посмотрела на пожилого дворецкого. Перевела просительный взгляд на экономку. — Давайте инсценируем мою смерть?



Киана Хаш

Отредактировано: 18.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться