Не ешьте что попало, Или Как не влюбиться в ректора

26.2

Мрак. Именно это определение приходило в голову при первом взгляде на Нааранскую провинциальную академию. Это был мрачный, четырехэтажный особняк с пожухлой травой и адептами в черных мантиях. Землистые и невзрачные, с темными волосами, затянутыми в строгие прически, они стайками сновали по небольшому двору с тучными лицами. Ни тебе шпилей, ни разделений на корпусы, ни фонтана, ни сада — академия больше походила на заброшенное поместье опального лорда, нуждавшееся в немедленной реконструкции. Хмурое небо низко нависло над старинным зданием, обещая в скором времени разразиться дождем и непогодой, солнце скрылось за темными тучами, оставив мир купаться в тусклых цветах. Казалось, что облака, сгустившиеся над особняком были в особицу темными, почти черными, навевая неприветливую атмосферу. Кутавший академию с четырех сторон густой лес только усиливал всеобщую мрачность.

Как только портал за их спинами потух, лорд Дартиас шагнул к железным воротам. Те открылись с противным скрипом. Ни охраны, ни привратника, ни системы магической безопасности — заходи, бери что хочешь.

— Я понимаю, что твоим глазам, искушенным белокаменными резными сводами Арвинской академии, тяжело видеть столь нереспектабельное учебное заведение, но, будь добра, Аделаида, не стой столбом, — поторопил ее ректор, первым ступив на потресканную, полированную веками аллею.

Прожига широкую спину недовольным взглядом, Аделаида поплелась следом.

— Я совсем не такая, какой вы меня видите, ректор Дартиас, — возмутилась она, нагнав архимага и примостившись рядом.

На площади перед входом в академию находился серый памятник неизвестного мужчины в плаще, что держал в руках человеческий череп. Аделаида поежилась. На редкость мрачное место.

— И какой же я вас вижу? — сухо полюбопытствовал он.

— Избалованной кисейной барышней — понятно же, — оторвав взгляд от жуткого каменного изваяния, Аделаида пожала плечами. — И мне это не нравится. Соглашусь, какое-то время я действительно этаким промышляла, чем вовсе не горжусь, но спешу вас заверить, что подобные свои замашки я успешно преодолела. В первую очередь, я универсальный маг, как вы и сказали, мой долго помогать слабым, потому я должна быть смелой и... Харраг! Ректор Дартиас, там харраг! — скорее от неожиданности, чем от страха Аделаида поспешно юркнула архимагу за спину.

— Аделаида, — голос у ректора был мрачный и немного насмешливый. — Сейчас же выходите из-за моей спины и внимательно изучите, как вы утверждаете, харрага. Иначе я переведу вас на первый курс.

Испугавшись грозящих перспектив, Аделаида осторожно выглянула из-за широкой спины ректора, настороженно вглядываясь в наполовину разложившееся существо, вышагивающее по двору Нааранской академии в компании худощавого и неественно бледного адепта. И самое удивительное, что никто на это чудище внимания не обращал, как если бы сновавшее в рядах адептов умертвие — а это было именно оно — было здесь в порядке вещей.

Откашлявшись, она вышла из-за спины архимага и состроила независимый вид.

— Ошиблась маленько, — пожала плечами и вымучила из себя улыбку. — С кем не бывает, правда?

— С магом, адептка Тристан, — произнес ректор строго, явно собираясь ее отчитать за проявленную глупость. — С магом такого случаться не должно.

Аделаида тяжко-тяжко вздохнула и повинно потупила взгляд, окончательно признавая вину. Стало стыдно за свою некомпетентность. Казалось ректор Дартиас в ней разочаровался, что совсем не навивало на хорошие мысли. Как она могла там просчитаться? Отличать харрагов от умертвий магов на первых курсах учат!

— Я исправлюсь, — пробормотала тихо. — Может вы потом меня отчитаете? На нас все смотрят.

Редкие адепты поглядывали на них недоуменно и с нескрываемым интересом. Присмотревшись внимательней к землистым лицам, оценив черные мантии в пол, что носили маги только одной специальности, Аделаида оцепенела, оглушенная внезапной догадкой. Эти... они ведь все некроманты чистой воды! Маги смерти! И потому такие бледные, что уживаются с самой смертью за пазухой. Жуткие создания, навивающие ужас на простых магов. Сильные, могущественные, управляющие судьбами простых людей.  Аделаида стратегически отшатнулась обратно за спину ректора Дартиаса, проигнорировав брошенный в ее сторону недовольный взгляд. Быть смелой? Да, пожалуйста! Вот уйдут они от этих гробовщиков подальше, желательно за долгие километры, так она тут же сделается самой смелой! Дайте ей харрагов, отправьте на Стену, благо опыт имеется, только уберите от нее этих хладнокровных приспешников смерти!

Промозглый порыв ветра неожиданно хлестнувший по лицу, заставил вздрогнуть и поежиться, растирать плечи в тонкой блузочке. Волосы предательски спутались и заволокли видимость. Небо грозно загрохотало, в далеко сверкнула разветленная молния.

— Пойдем, — и прежде чем Аделаида успела что-либо сообразить, как ее схватили за ладонь, не то чтобы бережно, но совсем не грубо, и стремительно повели к воротам академии.

Прислушиваясь к стремительным ударам сердца, Аделаида послушно шла следом, с любопытством оглядывая мрачный интерьер. Попадавшиеся на пути адепты услужливо отступали в стороны, но нередко Аделаида замечала на себе долгие взгляды некромантов. Маги смерти чувствовали своих, она же своей не была ни в коей мере, а стихийный маг в пристанище некромантов — зрелище забавное. Думают, наверное, хлоднокровные, как из нее умертвие сделать и подчинить. На архимага смотрели с уважением, видимо признавая в нем члена Светлого Ордена — оно и не удивительно. Еще в главном корпусе Аделаида заметила картину во всю стену с изображением всех членов Отряда общей численностью семь человек. По обыкновению, лорд Дартиас, как один из сильнейших членов изображался в центре, рядом с Алитаром Вирвордом — главным архимагом, вот только маги смерти переделали все на свой лад, изобразив ректора где-то в конце, а вперед выдвинув бессменного и единственного некроманта в Отряде — Дарка Лютция. Тот возвышался над всеми с важным видом.



Киана Хаш

Отредактировано: 18.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться