Не ешьте что попало, Или Как не влюбиться в ректора

28.1

— Проходите, господа. Что ж вы на пороге стоите? — талдычил старый комендант, сухонький старик с захмелевшими глазами и первым переступил порог полутемной каморки, которую язык не поворачивался назвать приличным словом «комната». Крошечное полукруглое окно с мутными стеклами, узкая и шаткая кровать с застиранным одеялом, пол с облупившейся краской, голые каменные стены и кривая металлическая люстра, сплошь покрытая вязкой паутиной и толстым слоем вековой пыли. Теперь-то понятно отчего некроманты такие неприветливые — а ты попробуй в эких условиях проживи, да не обзаведись при этом маниакальной депрессией и мехлюдией — героем будешь. Ей-богу, хоть бы занавески на окна повесили, коврик постелили, стало бы в каморке разом уютнее. Дак нет же! Упивайтесь голой каменной кладкой, прониктесь духом средневековья и при том не застудите себе почки. Как там ведьма Агнес говорила? Добро пожаловать в Нааранскую провинциальную академию?

Ситуация складывалась следующая. Стоит лорд Дартиас, да на Аделаиду выжидающе глядит, ждет, пока та, обласканная благолепием, скандалить вздумает, причитать о нечеловеческих жилищных условиях и прочем великосветском, присущем благородным леди. И все бы ничего, да вот только ничего этакого она вытворять не намеревалась. Вошла, огляделась, мягко уселась на скрипучую кровать и состроила смиренный вид. На кой скандалить? Понятно же, что комнаты лучше поуже не отыщется, таки ночь во дворе, на кой шум попусту разводить? Нет у нее на это сил!

Спать хотелось жуть!

— Доброй ночи, лорд Дартиас, — сказала, вперив в архимага выжидающий взгляд, мол, знайте честь и ступайте куда надо, перевела глаза на старика и вымучила улыбку, проговорив: — И вам доброй ночи, господин комендант. Благодарю за комнату.

И совсем неважно, что пришлось для того всучить ему пузатый мешочек звонких ливров. Проворный старик тут же засуетился и шатаясь, выплыл в темный коридор, бросив напоследок:

— Хорошо вам расположиться, господа маги.

После его ухода в полутемной каморке зависла напряженная тишина. Аделаида не сводила с ректора Дартиаса выжидающих глаз, так и так намекая, что пора его архимагскому величеству удалиться восвояси и дать ей по добру выспаться, хотя, глядя на это ветхое подобие кровати, можно было смело предположить, что приятный сон этой ночью ее своим присутствием не облаговолит.

За окном блеснула яркая молния, на долю секунду осветив полутемную комнатку сиреневым. Лорд Дартиас уперся плечом о косяк ветхой двери и устало потер глаза большим и указательным пальцем. Было видно, что он едва ли держится на ногах от усталости.

— Лорд Дартиас, вам бы пойти и поспать, — сказала Аделаида мягко и красноречиво кивнула в сторону темного коридора, дескать, ступайте уже. Однако архимаг почему-то с места не ступал, как ему настойчиво предлагалось, а оставался стоять каменным изваянием в дверном проеме.

— Предлагаешь мне спать у двери? — раздалось с его стороны насмешливое.

— Так вам разве комнату не выделили? — спросила Аделаида недоуменно и замерла, пришибленная осознанием.

— Господин комендант! — тут же вскочила с кровати и сноровисто выбежала в коридор, крикнула громко и требовательно, воссоздавая говор леди Розалии Тристан, когда та была чем-то крайне недовольна и недовольство свое выплескивала такой интонацией, что у предмета ее недовольства неволей отнимало всякое желание пререкаться, да только щуплого старичка и след простыл, и впечатляться и дребезжать было некому. Разве что академическим привидениям, если они, конечно, здесь водятся. Была бы Аделаида бестелесным духом, то живо бы отсюда съехала при первой возможности. Невозможные жилищные условия!

Пришлось раздраженно засопеть и вернуться в комнату, где ее дожидался изможденного вида архимаг, устроившись на хромом стуле, который жалостливо скрипел под его весом. Аделаида потопталась на пороге и несмело подала голос, зачем-то шепча, как если бы кто-нибудь мог ее услышать и обвинить в бесчинстве:

— Мы будем спать тут вместе?

Эх, видела бы ее сейчас бабушка Изида, схватилась бы за сердце и стала мастерски корчить сердечный приступ, презрев тот факт, что у магов подобного быть не может — против природы это.

Облокотившись локтями о колени, ректор Дартиас закрыл лицо руками с усталым вдохом и раздраженно проговорил:

— Да, Аделаида. Мы будем спать в одной комнате. Тебя это смущает?

— А комнат больше нет? — пискнула с надеждой.

— Ты же видела каких размеров академия.

Понурый вздох означал согласие.

— Ректор Дартиас, вы лягте на кровать, ваш вид мне порядком не нравится — отдохните. Я возьму одеяло и постелю себе на пол.

За проявленное великодушие Аделаида была награждена недоуменными глазами, в которых плескалось целое море удивления. До сих пор ведь, гад, считает ее кисейной барышней, избалованной и заботящейся исключительно о себе любимой. Вон как смотрит, сейчас челюсть на пол уронит. Взяв себя в руки, архимаг подметил с кривой ухмылкой:

— Ты сегодня какая-то больно заботливая, — и спросил, насмешливо изогнув бровь: — Мне начать беспокоиться?

Вот и беспокойся после такого о человеке! Неблагодарные эти архимаги, ни совести, ни понимания, ни чувств. Сидит, веки едва открытыми держит и ко всему еще насмехаться над ней умудряется?

— Это все зелье, — процедила Аделаида обиженно и мстительно добавила: — Сегодня последний день, когда я беспокоюсь о вас, потому вам лучше принять мою заботу, поскольку потом такой шанс убудет.

С независимым видом подошла к полукруглому окну и примостила пузатый флакон к выступающей нижней створке, куда падал и рассеивался тусклый лунный свет под хлесткими порывами ветра. Приоткрыть окно побоялась, подумалось, что и так сойдет. Под пристальным взглядом архимага стянула с кровати колючее одеяло, едва заметно поморщившись и сложив его надвое, постелила на пол. Легла и повертелась, стараясь привыкнуть к тому, что твердая поверхность давит на бока. Трудная ее ожидает ночь, однако...



Киана Хаш

Отредактировано: 18.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться