Не ешьте что попало, Или Как не влюбиться в ректора

34.1

 

В гостиной столичной резиденции лорда Дартиаса ароматными поленьями трещал камин. Танцующие языки яркого пламени отбрасывали на стены загадочные тени, мельтешащими бликами играли в темных волосах и на отстраненно задумчивом лице архимага, что сидя на корточках, подкидывал поленья в огонь. С ногами устроившись в теплом кресле, укрытая мягким пуховым пледом, Аделаида сжимала в руках теплый чай, периодически пошмыгивая носом.

После продолжительного молчания, не отрывая отрешенного взгляда с трепетного пламени, решилась подать голос. Тихо и проникновенно:

— Я так благородна вам, лорд Дартиас. Если бы не вы, — осеклась, поджала губы, чуть вздрогнув от удушливых воспоминаний. С губ сорвалась усмешка, нервная и крайне мрачная. — У утопленников крайне непривлекательный вид, знаете, все эти трупные пятна и посиневшая кожа.

Архимаг иронии не оценил, о чем красноречиво поведали напряженный вид и строгий взгляд из-под нахмуренных бровей.

— Для тебя все забава, да, Аделаида? — и голос такой до костей пробирающий. Ледяным тоном он процедил: — Ты могла умереть.

Девушка смолчала. Стыдливо опустила глаза на дымящийся напиток.

— Что ты делала в океане? — спустя время, заметно спокойнее, но от того не менее требовательно вопросил лорд Дартиас.

Аделаида смолчала вновь. Не говорить же, что алкоголь в голову ударил, туманом разум обуял и подтолкнул навстречу приключениям? Велика вероятность, что после столь оплошного признания архимаг на нее смотреть перестанет, сползет она в его глазах под плинтус, притеснится в гробу с той долей расположения, что испытывал к ней лорд Дартиас. А он испытывал — девушка в этом нисколько не сомневалась, иначе бы не стал закутывать в плед и поить горячим чаем, не глядел бы на нее столь встревоженно, не стал бы бережно носить на руках. От этих малость чванливых мыслей на душе от чего-то становилось теплей.

— Что ты пила? — проявил чудеса проницательности лорд Дартиас. И раздраженно вопросил: — Приключений захотелось?

Отрицательно мотнула головой, не поднимая глаз. Летать захотелось, поглядела из окошка хижины на позднюю стаю птиц в ночном небе и подумалось, что до чесотки хочется так же. К несчастью, левитация никогда не была ее сильной стороной, однако не кстати вспомнилось глубокомысленное «Результат оправдывает риски», тайком вычитанное в одной из отцовских книжек в родовой библиотеке и на нетрезвую голову подумалось, что с моста наверняка лучше всего летается. А кто ж знал, что простая шалость доведет до крайностей и перетечет в смертельный заплыв?

На трезвую голову думалось иное — на честном слове, выпивала Аделаида редко, но чтобы до умопомешательства — ни разу, да и у магов, что стихией воды владевали, имелась одна особенность — алкоголь их дельно не брал, водная магия шибко протуривала токсины из организма. Бутылка наикрепчайшего горючего визави неукоснительной магии, и конечный итог станет следующий: не пройдет и получаса, как водный маг сделается трезвым как стеклышко. Из всего вытекал наводящий вопрос — что за дрянь она так неосмотрительно в себя влила? Вернее, что из себя представляло содержимое ее стакана, ведь другие адепты, что выпивали куда больше, вели себя уровнем толковее, да и на пьяные буйства их не тянуло. Аделаида нахмурилась. Не складывалось ничегошеньки в этой престранной ситуации.

— Я спросил тебя, что ты пила, — запальчиво напомнил о своем неукоснительном присутствии архимаг. В тон его голосу в камине с ревом полыхнул огонь, на короткое мгновение осветив гостиную своим мягким светом. Осветил и сосредоточено и со злостью вглядывающегося в напряженное лицо Аделаиды лорда Дартиаса, чей суровый взгляд пробуждал малодушное желание слиться с креслом с чувством заявить: «Нечего так глядеть на добропорядочную мебель!».

— Лорд Дартиас, оставим этот разговор, я вас прошу, — просительно сказала Аделаида.

Легче всего было бы наплакаться ректору о жестоких подлостях бывших приятелей — а ее внезапному опьянению поспособствовали именно они! — Аделаида не сомневалась, но взыгравшая гордость диктовала смолчать. Не дело члену Светлого Ордена, сильнейшему архимагу королевства, ректору Арвинской академии встревать в незначительные интриги и распри перепивших адептов. Сама со всем разберется! И плавать в конечном счете научиться, и врагов своих как следует проучит, и вообще...

— А как вы там очутились, могу я спросить? — вспомнила одну странность Аделаида.

Мрачно на нее глянув, ректор Дартиас уселся на изящный меховой ковер, подбросил сухое полено в трескучий огонь и проговорил с укором в голосе:

— Сижу в штабе Ордена, делами занимаюсь, как связывается со мной привратник, господин Арн и говорит, что адепты Арвинской академии что-то темное задумали, неладное. Идут посреди ночи в лес, да в бесследно исчезают. Под недовольную ругань Эминара пришлось в срочном порядке в академию возвращаться, а там в океане одна непутевая адептка в океане тонет, — и так покосился на Аделаиду с намеком.

Смутилась, спешно прикинула что к чему и с кресла вскочила.

— Я вас от дел отвлекаю, да? — спросила виновато и так совестно вдруг стало. — Простите, пожалуйста. Вы не задерживайтесь тогда, идите, только в академию меня перенесите.

Требовательное, чуть усталое, сочившееся недовольством «Сядь!» и Аделаида в миг уронила себя обратно, и только после озадачилась над своей малодушной реакцией. Инстинкты сработали быстрее мозга, присутствие духа притупилось. Подумалось встать, вздернуть подбородок, но осознав, что порывы эти продиктованы инфантильностью, Аделаида смолчала и воззрилась на ректора выжидающе.

— То есть, вы собираетесь оставить свои дела мировой важности и остаться здесь со мной? — озадаченно изрекла и призадумалась. Схватила плед с пола, закуталась, с кресла встала, осторожно опустилась на ковер рядом с архимагом и устремила взгляд в пылающий белокаменный камин. Над ним висела идиллическая картина, написанная маслом. Огонь согревал приятным теплом, танцующие отблески падали мужчине на лицо.



Киана Хаш

Отредактировано: 18.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться