( Не ) главная героиня

7.6

Попыталась я отвлечь сестренку и с силой потащила Машу в другую сторону. Девушка все время просила бросить её и вообще оставить в покое, но из-за Санни я не могла этого сделать. Сестричка была слишком впечатлительной и эмоциональной. Даже ухватила Машу с другой стороны под руку, чтобы той было легче идти.

В это время господа уже собрались на террасе, что возвышалась над парком. Мы же притаились внизу, среди кустов роз. Успели в тот самый миг, когда под бурные возгласы в небо поднялась первая ракета.

В первый миг Санни испугалась и зажала уши, но стоило салюту разорваться на миллиарды мелких ярких искр, озаряя темное небо всплеском света, как сестра восторженно раскрыла глаза.

– Как красиво… – она изумленно замерла, боясь даже дышать.

Да и не только она. Маша тоже восхищенно замерла. Все замерли, глядя на яркие краски на черном полотне. И я в том числе. Однако больше всего я была рада счастью Санни. Рада подарить любимой сестричке этот момент, на какое-то мгновение, забирая все невзгоды, что преподнесла ей жизнь. И я была безмерно благодарна господину за этот праздник. Конечно, вряд ли он планировал доставлять удовольствие какому-то ребенку из глубинки, но неосознанно это сделал. Сделал в тот момент, когда заприметил меня в таверне. В момент, когда я стала у него работать. И казалось, что в этот миг любовь к нему еще сильнее.

Между тем рано или поздно все заканчивается. И салют тоже. Восторженные гости не собирались еще уходить, однако я поспешила увести на кухню Санни и заодно Машу, которой все также было плохо. И мы бы ушли, если бы не слова долетевшие до нас:

– О, кажется, для меня что-то есть!

Сердце пропустило удар. Из всех писем, присланных графу Айзеку в этот вечер, было вытянуто именно мое.

«Моя душа летит к Вам вместе с этими первыми осенними листьями! Я, словно сумасшедшая, разговариваю с ними обо всем на свете, не скрывая своих истинных чувств. С тех самых пор, как Вы, будто сказочный рыцарь, вырвали меня из лап грубых мужчин…»

– Боги, как правило, я редко к вам обращаюсь, так как бессмертный, да и откровенно говоря мне на вас насрать, но здесь просто не могу не упомянуть! Это ведь невозможно читать! – его сиятельство явно из-за всех сил пытался сдержать собственный смех. – Кто это у нас такой смелый? Смелый и достаточно откровенный?

Мне же хотелось провалиться сквозь землю. Однако вместо того, чтобы уйти, зачем-то осталась на месте. Хорошо, что меня хоть не вспомнили, а в то же время грустно. Выходит, для Айзека я настолько незаметна.

– Может дальше тайное послание даст нам ответ? – беззастенчиво улыбнулся мужчина, продолжая вслух зачитывать мое постыдное и глупое признание:

«Переступив порог Ваших владений, я поняла, что отныне навеки связана с Вами. Вы нуждались во мне также сильно, как и я в Вас. Будучи вампиром, Вы прокляты и лишены возможности бывать на свету. Постоянно ощущаете боль утрат от того, что уходят близкие вам люди. Жизнь человека слишком недолговечна. Я знаю, что вы пытаетесь всячески заглушить эту боль. И мне самой больно от того, что я не знаю, как помочь Вам, а я хочу помочь! И всем сердцем верю, что смогу это сделать, смогу излечить вашу больную душу…»

– Ого, а у нас тут мессия нашлась! – не сдержал едкого восклицания граф, вызывая у гостей дружный смех. – Интересно и как девочка собирается «излечивать» меня? Дайте-ка угадаю, великой силой любви?

«Я верна только Вам и готова быть для Вас кем угодно, потому что люблю Вас!»

Какой стыд! Позорище! Зачем я вообще все это писала?! Вот зачем?

– Ох, я больше не могу читать эти мемуары! – граф был полностью согласен с моей мыслью. – Что только у этой ненормальной в голове?

И все бы ничего, если бы он не поднимал каждую мою фразу на смех. Вот и сейчас театрально приложил ладонь ко лбу, вновь радуя публику своим небольшим представлением. Гостям нравилось потешаться над неизвестной дурочкой. И мне бы уйти, а ноги не слушаются. Видимо, я обязана была дождаться конца этого унижения.
– Так, а неизвестная хоть подписалась? О да, но лишь одна буква: «С»! Чего так скромно? И мне что теперь угадывать прикажешь? Самира? Сэлира? Селеста? Что-то знакомое такое…

Показалось, что земля ушла из-под ног. Наши глаза встретились. Красивое лицо исказила кривая улыбка, после чего он бессовестно выкрикнул:

– Селеста!
 

как вам прода?



Майя Златогорка

Отредактировано: 18.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться