( Не ) главная героиня

***

Почему-то помогать с нашим обустройством доверили профессору теории магии – Элизе Скварлд. Той самой женщине, которая при первом нашем знакомстве очень грубо со мной обошлась. И это еще легко сказано! И сейчас эта леди не отличалась хорошим отношением ко мне. Зато узнав, кто Маша, сразу же стала лебезить перед девушкой и даже называть ее приторным «деточка».

Она отвечала на все вопросы Марии. Но только спрашивала я – полный игнор. Отчего, делая виноватое лицо, переспрашивала за меня Маша.

Она что – не вообще работает? Не нашлось какой-то экономки, чтобы заняться этим? Почему профессор распределяет нас?

Тем временем мы поднимались все выше и выше по винтовой лестнице башни. Этажи мелькали, словно огоньки светлячков и снова пропадали в темноте. Наконец, профессор остановилась перед старой деревянной дверью. Она достала массивный ключ и отперла ее. Признаться, единственное, что было крепким в этой двери – замок. Отчего он не имел никакого смысла. Ведь стоило приложить минимальное усилие, и трухлявая дверь просто выпадет из железной рамы, оставив только запертый замок. Заходи кто хочет!

Но одного беглого взгляда мне хватило, чтобы понять: даже отпитый пьяница не захочет выламывать эту дверь. Выносить здесь просто нечего! 

– Будешь жить здесь! – впервые профессор обратилась ко мне. Однако весь ее тон говорил, что сделала она это весьма неохотно.

Смирившись со своей участью, да и просто не желая лицезреть уже эту жуткую мадам, я вошла внутрь. Едкий запах пыли тотчас заставил глаза заслезится. Нос зачесался. И я чихнула.

– Будь здорова! – задорно отозвалась Маша.

Пчхи!

– Увы, деточка, ты поступила слишком поздно и все студенческие комнаты заняты. Впрочем, как и крыло персонала. Не ясно, зачем уважаемый профессор Дарреаль ее взял…

Я даже спиной почувствовала, как меня пронзил презрительный взгляд.

– …но тебе придется пожить с прислугой здесь. Будем надеяться, это временные меры!

«Вообще-то у этой прислуги имя есть!» – проскрипела я зубами, прижимая к себе свою сумку.

– Но это же чердак! – ахнула Маша, входя за мной.

Я, наконец, смогла привыкнуть и нормально открыть глаза. Лучше бы этого не делала! Передо мной предстал косой чердак. Мрачный, пугающий, заваленный невесть каким хламом, пылью. Из украшений здесь было множество паутины, которая служила и своеобразной шторой для круглого окна.

Конечно, я никогда не жила в хоромах. Только последнее время, как во дворце появилась Маша. Но даже это для меня было слишком!

– Приберешься, – повелительным тоном приказала мне профессор.

– Да здесь уборки на неделю! – решилась на протест я. Да, мне нужно это место, эта работа и этот приют. Но ноги об себя вытирать я не позволю!

– Как раз твои прямые обязанности, или ты уже передумала? – нагло заявила женщина.

Я сцепила зубы. Это было выше меня.

– Я помогу! – скромно предложила Маша, дружески положив мне руку на плечо. А после обратилась к Элизе: – Но здесь и правда невозможно жить!

– Можно, просто надо прибрать! – добродушно ответила профессор, махнув рукой. И улыбнулась. – Увы, деточка, но правда ничего больше нет.

– Ладно, – легко сдалась Маша.

На койку упала трухлявая доска, которая служила частью потолка. Поднялся клуб пыли. Все ошарашено и испуганно замерли. Элиза Скварлд кашлянула, но сделала вид, что так и надо.

– Я позову кого-то, чтоб прибил ее обратно, – как ни в чем не бывало, отозвалась женщина.

– Веник, ведро и прочие нужные вещи вон там, – женщина указала за дверцу в деревянной стене чердака. – Ближайшая умывальня этажом ниже. Там сможешь взять воды. Можешь приступать!

Маша кинулась к дверце, но профессор остановила ее.

– А ты, деточка, за мной! Негоже магу таким руки марать. У тебя еще есть дела!

Машу увели. Напоследок подруга смерила меня виноватым взглядом и пообещала, что, когда вернется поможет. Я знала, что помощь все равно меня не дождется, потому что она очевидно не входила в пожелания писательницы, поэтому я стойко приняла испытания судьбы и пошла за ведром. После за водой.



Майя Златогорка

Отредактировано: 22.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться