( Не ) главная героиня

Глава 9. Классика жанра: «бандитская пуля»

— Как же меня достал этот молокосос! — в который раз пожаловалась Маша, когда на нашем пути вновь возник знакомый черноволосый парень.

Что такое «молокосос» я не знала и не хотела знать, но этот настырный парень и мне не нравился. В этот раз он не только подмигнул и улыбнулся Маше, вынуждая подругу прикрыться тяжелым учебником по теории магии, а и послал воздушный поцелуй.

Благо «молокосос» куда-то спешил, так что все закончилось быстро — вот таким неоднозначным флиртом на расстоянии. Мага звали Эрик Марлоу и он был наследником какого-то невероятно старого рода магов. Маша рассказала, что он еще и единственный любимый сыночек, привыкший всегда получать желаемое.

Откровенно говоря, даже я слышала об этой фамилии. Род и правда был очень богатым и знатным!

— Зато можешь удачно выйти замуж, если вдруг не получится вернуться домой! — пошутила я, но шутку не оценили.

И ладно! Маша перешла к теме учебы и любимого предмета по теории магии. Не удивительно! Элиза Скварлд с нее пылинки сдувала, а вот я старалась не попадаться этой женщине на глаза.

Как бы то ни было, Машу я перестала слушать на одной из фраз об огромном опыте профессора и ее знаниях. Да и сейчас мою голову занимали куда более важные мысли. Ведь по сюжету именно сегодня случится роковое ранение бедной меня. И самое обидное, что в нем будет участвовать Маша. Она ошибется на практическом задании, из-за чего огненный шар полетит в мою сторону.

Я долго думала, рассказывать ли Маше об этом, но потом решила, что не стоит лишний раз расстраивать девушку. В конце концов, она ключевая фигура и не сможет противиться воли автора, а только будет переживать. Если же мне все-таки удастся поменять сцену, то и Маше не придется волноваться и винить себя. Тем более я уже договорилась с архимусом и верила, что он не забудет моей просьбы. Мы столь детально обговорили сцену, что просто невозможно это забыть! Главное, чтобы у архимуса Талисиена вышло!

Скрепя сердце я принялась за свои обязанности. Мне достался весь второй этаж, который следовало хорошенько вымыть, а на обеденном перерыве подмести в кабинетах и снять шторы для стирки. С остальными уборщиками я пока не очень ладила. Вернее, они со мной не ладили и восприняли довольно холодно. Хотя я и пыталась это исправить. Пока неудачно. Завтракал персонал отдельно на кухне, так что много времени рассказать о себе и пообщаться у меня толком не выходило.

Елозя тряпкой по одному и тому же месту, я медленно считала часы до рокового момента, одновременно пытаясь предугадать, каким образом окажусь на полигоне для студентов. Оказалось, все довольно просто. В какой-то момент ко мне подошел завхоз и велел отнести на поле защитные щитки — всем не хватало. Это были простые деревянные нагрудники, которые вызвали у меня сильное сомнение в своей защите. Особенно в защите от огня. Однако я не стала ничего говорить, тем более что может в них есть какая-то магическая «пропитка»?

Правда, я так же легко могла поверить и в то, что писательница вовсе не продумала этот момент и кое-как решила избавиться от меня. Не первый раз замечаю, что талантами она особо не блещет, отчего страдать приходиться ее собственным персонажам!

Тяжело вздохнув, я поспешила туда, где занималась Маша. Ну как поспешила… ноги сами повели меня в нужную сторону.

Полукруглый полигон находился за академией и занимал достаточно большую площадь. Он был огражден деревянными стенами, за которыми располагалась ступень с местами для желающих посмотреть бой. На одном из них сидел архимус Талисиен.

Маг заметил меня, улыбнулся, без слов делясь теплом и уверенностью, что все будет хорошо, волноваться нечего. Я рядом. После чего вновь перевел взгляд на поле, чтобы не упустить нужный момент.

Там внизу стояла Маша вместе со своими сокурсниками. Пожилой, но поджарый профессор что-то активно пытался ей объяснить. Слушала иномирянка внимательно, временами кивая. Вот только сомнения в ее глаза не внушали доверия. Не внушали доверия и Талисиену, который весь напрягся, непрерывно глядя на поле.
Противником Маши выступил какой-то широкоплечий высокий парень. Они вместе направились в центр поля о чем-то переговариваясь. И если подруга шла неуверенно, желая отсрочить момент, то ее противник вполне бодро был готов к предстоящему сражению.

Готова не была я, прекрасно зная, что Маша промажет и шар полетит в мою сторону. И никакие деревянные защитные ограждения не спасут меня от неминуемой гибели. Так что, когда началась очередная сцена, ноги сами послушно повели меня вниз нести те самые щитки. Я лишь краем глаза уловила, как напрягся Талисиен. Даже приподнялся со своего места, непрерывно следя за происходящим.

Помнит?! Боги, неужели не забыл? Неужели спасет?!

Ноги вели меня все ближе к проходу, где не было никаких ограждений. Вели к собственной смерти, как бы я не пыталась противиться. Вели к сражению, где Маша одновременно со вторым магом подняла руки для удара. Я словно в замедленном действии наблюдала, как на кончиках пальцев иномирянки загораются маленькие искорки, как неторопливо они собираются в энергию, как формируются в большой светящийся шар.

В действительности все произошло в мгновение. Маша не сумела справиться с собственной силой, испуганно выпуская огненную смерть из рук и та полетела по диагонали вверх, прямо в мою сторону…

Я испуганно зажмурилась, но ожидаемой боли не почувствовала. Минута. Две. Три. Ничего не происходило. Осторожно приоткрыла глаза, с облегчением осознавая, что Талисиен успел. Успел отвести смерть. Мою смерть! Только огненный шар никуда не делся! Он просто отбился от невидимой стены, что защитила меня, после чего полетел в совершенно другую сторону. Туда где стоял отпрыск рода Марлоу.

— Осторожно! — испуганно закричала Маша, повинуясь каким-то своим странным порывам и кидаясь на защиту парня.

Хотя почему «своим»? Я прекрасно знала, в честь кого назван этот безумный порыв! В честь Елены Смирновой.

И самое противное, что я ничего не могла сделать. Совсем. Лишь со стороны наблюдать эту жуткую картину. Машу сильнейшим ударом отнесло к стене, после чего ее собственная сила пригвоздила к деревянным панелям, оставляя вокруг тела обожженный след. Миг — и она бесчувственно сползла вниз.



Майя Златогорка

Отредактировано: 19.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться