( Не ) главная героиня

9.2

Всего лишь миг и я понимаю, что стою в незнакомом коридоре под дверью триста один. Коридор тусклый. Пахнет травами. Ноги ведут в этот самый кабинет, чтобы приоткрыть дверь, увидеть Машу с Айзеком, ойкнуть, извиниться и закрыть с обратной стороны.

Ясно. Значит мы уже в больнице. Аж камень с души. Маша выглядела вполне бодро. Вот граф как раз нет. Поникший. Бледный. И какой-то потерянный. Хотя говорил громко. Даже через дверь слышала его голос.

— Возвращайтесь! Мне не хватает вас!

Он сказал «вас»?!

— Слышишь, Маша?

— Нет! Ни за что!

— Я понял, что совершил ошибку, — упрямо продолжал граф. — По отношению к тебе. По отношению к Сэл. Вина гложет изнутри, не давая ни на чем сосредоточиться. Я хочу, чтобы вы вернулись. И это искреннее желание.

Что ответила Маша, я уже не слышала, да и диалог стал приглушенным. Да и мне неинтересно было. Подслушивать некрасиво, а возвращаться мы точно не будем. Граф Айзек утратил мое доверие. Навсегда.

— Да что я вообще здесь делаю?! — неожиданно прошипел Айзек, резко выходя из палаты Маши и хлопая дверью. — И что за чушь сейчас нес?

Удивленно замерла. Он тоже. Сцена закончилась. Казалось, граф забыл, что я здесь. Смутился. Впервые, наверное, за все время. И быстрым шагом скрылся в длинном коридоре.

— И что это было? — тихо спросила саму себя, непонимающе провожая взглядом напряженную спину графа Айзека. — А, впрочем, какое мне дело до графа?!

С такими мыслями я вновь постучала и вошла в палату Маши.

— О, Сэл, как я рада тебе! — мгновенно воодушевилась с моим приходом иномирянка. — Представляешь, этот индюк хотел нашего возвращения!

— Да, я слышала, — честно сказала, смущенно теребя свою юбку. — Мне показалось, что он и сам не жаждал тут быть, как закончилась сцена.

— Сцена?

— Ой, точно, — осенило меня, — ты же забыла, я и сама уже не помню, кто знает правду, а кто нет.

Маша из тех, кто забыл мои слова. Как и архимус Талисиен, наверное. Хотя это ведь именно он спас от огненного шара. В любом случае сделать я хотела другой и, собравшись с духом, выпалила:

— Извини меня!

— За что? — удивилась иномирянка. — Что такое?

— Ты здесь по моей вине…

— Да с чего ты взяла? — еще сильнее удивилась она, округлив и без того круглые большие серые глазища. Она уже давно не надевала своих линз.

— Потому что здесь должна лежать я…

— Сэл, ты меня пугаешь!

Иногда я и сама себя пугаю. И уже ничего не понимаю.

— Я знала, что должно случиться! — решительно заявила я, однако, не вдаваясь в подробности. — Хотя ты, скорее всего, и этого не запомнишь, но я обязана сказать. Признаться. И попросить прощения.

Прощение мое приняли, но словам не особо поверили. Да и мне ненамного стало легче.

— Сэл, если ты в чем-то считаешь себя виноватой, то я не злюсь и прощаю, — искренне ответила Маша, — хоть и не понимаю в чем, ведь это просто была тренировка. Всякое бывает. Лучше скажи, ты знала, что брат Айзека здесь врачом работает?

Кивнула.

— Я когда проснулась, он рядом сидел, а еще ко мне приходил тот надоедливый маг — Эрик Марлоу, представляешь?

Представляла. Очень даже. Только вот слушала вполуха, думая о том, пришел ли ко мне Айзек и Генрих, окажись я здесь? Ведь должна была тут лежать я вместо иномирянки. Или не должна была? И стал бы или не стал бы автор меня спасать?

На окне порхали и ворковали голуби, рядом ворковала Маша, а я думала о своей несчастной судьбе и роли для сюжета.



Майя Златогорка

Отредактировано: 17.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться