( Не ) главная героиня

***

— Идиот! И здесь не справился!

Это кто ж так ласково?

— Двух девчонок удержать не смог?

А голос-то знакомый.

— Нас нельзя удержать, — сквозь улыбку сказала я, только говорить почему-то было сложно. Открываю глаза и вижу Генриха. Он сидит у моей кровати, а я, судя по всему, в больнице. И пахнет как в больнице! Медикаментами и сильными травами. За окном яркое осеннее солнце, которое с трудом пробивается сквозь темные шторы. Поэтому в палате мрачно и темно.

— При большом желании удержать можно кого угодно и даже такую прыткую иномирянку.

— А если эта иномирянка жаждет найти путь домой?

— Сделать все, чтобы передумала или же наоборот помочь, если это действительно то, чего ты хочешь. Однако поступать в академию магии было безумством! Полагаю, ректор не сказал о высокой смертности студентов и скольких таких из них я потом возвращал здесь к жизни?

— Зато он сказал, что я смогу найти путь домой в свой мир и даже самостоятельно открыть портал!

— И ты готова рискнуть жизнью?

— Готова! — нисколько не испугалась я. — Я даже представить не могу, что испытали родители, когда я пропала. Они ведь могут до сих пор искать меня! Знаешь, я ведь никому не рассказывала, как именно попала сюда…

Не знаю почему, но как-то не хотелось вспоминать тот день, а сейчас слова сами полились из уст. Я словно вновь погрузилась в тот день, когда шла домой с учебы. Был солнечный погожий денек. Сентябрь. Море эмоций. Впечатлений. Первый курс. Новые знакомства. Друзья. И совсем неожиданный провал. В открытый люк. Помню, успела еще подумать, кто его не закрыл, но боли так и не последовало, зато ощущение долгого падения. И чувство это все не исчезало и не исчезало, а я летела и летела по темному коридору, пока не упала на голого мужика в ванной.

— Я словно та Алиса из сказки Льюиса, только вместо кроликов в норе — вампиры.

— Не слышал никогда о такой сказке, — серьезно сказал Генрих, прищуривая темно-зеленые глаза и о чем-то глубоко задумываясь, — но академия все равно не выход, сама подумай. Даже если повезет, что ты доучишься до последнего курса, потом тебе надо будет отработать три года на благо государства, которое оплачивает бюджет. Это все займет лет восемь, а затем тебя уже и не захотят отпускать. Маги у нас на вес золото. Особенно те, кто прошел этот долгий путь, тем более что на севере разворачиваются сейчас военный действия.

— У вас что война? — испуганно ахнула я, не желая во всем этом участвовать. — Вот чего-чего, а этого мне не надо.

— Пока лишь мелкие восстания, но, чувствую, закончатся они плачевно, между тем магов точно будут туда отправлять и спрашивать о желаниях не станут.

Я уже хотела ответить, что мне все равно, когда вдруг отворилась дверь палаты и вошла пожилая женщина с подносом в руках.

— Наконец очнулась, вот и славно! — сказала она радостно, подходя к тумбочке у кровати и ставя поднос. — Приходил снова ректор, спрашивал о твоем самочувствии, просил хорошо за тобой присмотреть.

— Лучше бы он на практических за ними смотрел, — недовольно проговорил себе под нос мужчина. — Совсем не бережет!

— Поешь, ты ведь проголодалась, — ласково сказала женщина, не обратив никакого внимания на слова Генриха. — Вон, какая бледная! Умертвия ваши и то живее выглядят. Синяки под глазами, губы блеклые, кожа серая! Куда такое годится?!

У них еще и умертвия есть?!

— К тебе гость пришел, парень молоденький совсем…

— Привет! — словно почувствовав, что речь о нем в палату вошел тот самый «парень молоденький». — Как ты?

Эрик Марлоу весь одетый с иголочки с зачесанными волосами и с букетом каких-то неизвестных мне цветов этого мира замер у порога.

— Хорошо, спасибо! — скованно улыбнулась я, не ожидая стольких гостей. — А ты?

Сама не знаю, зачем спросила. Вопрос был глупый. Да и Генрих, кажется, подумал о том же и твердо произнес:

— Так, не забываем, где мы находимся! Слишком много людей в одной палате, тем более что Марии необходимо набираться сил.

— Я хотел поблагодарить, — медленно начал Эрик, — ты мне жизнь спасла!



Майя Златогорка

Отредактировано: 18.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться