Не гореть!

02. Басаргинский огород

Начиная с детства, с дремучих ползунковых времен, Дэн был самым ранним птицем в неугомонной семье Басаргиных. Он не только позволял себе звонить родственникам по утрам, вдохновенно оповещая их о наступлении нового дня, но и сам принимал звонки в любое время суток, чем и пользовалась мама, если у нее возникала проблема мирового масштаба. Собственно, из таковых и состояла жизнь Маргариты Николаевны. С той поправкой, что последние пару лет главный вектор ее внешней и внутренней политики был направлен на Ксению. Но с недавних пор, а именно когда в личной жизни младшей Басаргиной все более или менее успокоилось, мама вернулась к своей первостепенной задаче – обеспечить сына второй половиной.

Кто, если не она?

Если не она, то кто же?

Видимо, этим и было обусловлено ее ни-свет-ни-заряшное щебетание в телефон, адресованное старшему отпрыску. Но начала́ она издалека, как обычно, чтобы сыну и в голову не пришло дать заднюю или раньше времени завершить разговор.

- Она меня совсем не слушает, - горячо жаловалась Басаргина-старшая Денису, - октябрь на дворе, а они нашу Кроху тащат в свою Стретовку. Парамонов ржет, говорит, закалять надо. А у них там не топлено наверняка! Вроде же, и взрослые люди, а ведут себя хуже детей! 

- Без тебя разберутся, - заявил Дэн, традиционно принимая сторону сестры.

- И ты, Брут!

- Меня зовут Денис.

- Да, да. Я помню. Это я имя выбирала, - рассмеялась мать, всеми оттенками голоса демонстрируя лояльность. – То есть, содействовать мне в общении с Ксенией ты не собираешься?

- В общении – всегда, - усмехнулся Денис. – Когда ж я отказывался!

- Хорошо, хорошо, - мать обдумывала, как вести дальнейший разговор, и легко было себе вообразить, как эта бывшая пианистка постукивает музыкальными пальцами по столешнице на кухне, откуда, очевидно, осуществлялся звонок – отец-то наверняка спит. Наконец она решила сменить тему и поинтересовалась: - Как выходные? Планы есть?

- Я вообще ходячий план, - заверил сын.

- Да? Я всегда полагала тебя ходячим фейерверком. Но раз уж ты такой умница, попробуешь втиснуть старую больную мать куда-нибудь между пунктов?

- Только если не к Ксюхе собралась.

- Чудесно! – прозвучало почти как победный клич индейского племени сиу. И в этом месте стоило бы начать волноваться. Но Маргарита Николаевна продолжала щебетать, не давая его внутреннему голосу возроптать: - Мне очень нужна твоя помощь в качестве мужчины крепкого телосложения, некоторой выносливости и внешней солидности. Помнишь Анастасию Валентиновну? Папина бывшая подчиненная. Мы тысячу лет друг друга знаем.

- А помнить обязательно? – спросил Дэн, кажется, начиная понимать, что разговор выйдет непростым.

- Ну если для помощи тебе довольно того, что эту тысячу лет мы еще и дружим, можешь не помнить. Ей об этом знать не обязательно. 

- А есть что-то, о чем обязательно знать мне?

- Естественно. Как минимум, адрес ее Наташеньки. Вернее, нынешний адрес. Она переезжает, а помочь совсем некому. Ну, по-мужски. И позволь предвосхитить твою следующую реплику: нет, я не сводничаю! Зареклась уже! Но девочке правда нужна помощь.

- Так у меня есть телефон отличных грузчиков! – радостно отозвался сынуля. – Сделают все по высшему разряду.

- А проконтролировать с позиции силы?

Мама была в своем репертуаре. Всеми возможными способами заманить его на очередные смотрины. В ход шли коллеги отца, дочери маминых подруг, вплоть да маникюрш. Кто угодно! Но стоило отдать Дэну должное – иногда ему удавалось уклониться от навязанной обязанности найти себе невесту. Потому он предпринял новую попытку:

- И как ты себе это представляешь?

- Денис, ну что тут представлять? – совершенно искренно удивилась Маргарита Николаевна. – Приедешь. Посмотришь, что и как упаковано. Пообщаешься с грузчиками. Ты же прекрасно знаешь, что такое переезд – не бывает лишних рук. Потом в благодарность за помощь выпьешь с ней где-нибудь кофе. И все! Свободен до конца выходных. Не думаю, что эта малость займет так уж много времени.

- А может, лучше в Стретовку? – весело захохотал Денис.

- То есть пилить с Глебом его сад до ночи тебе интереснее, чем отстреляться максимум за пару часов?

- Где живет твоя переезжающая?

- Сейчас в районе университета. Она преподает, представляешь? Ей тридцать, а уже доцент! Анастасия Валентиновна не нарадуется. Но тут у хозяина квартиры обстоятельства изменились, попросил срочно съехать – будет продавать. И все так внезапно. Наташенька растерялась.

- Лирику пока оставим, - по-деловому заговорил Дэн. – Сейчас мне доехать до университета. Потом посмотреть, как упаковано. Что там еще? С грузчиками общнуться. Куда-то ехать. Не в Бровары, нет? А потом еще и кофе. Мам, ты уверена, что все это можно уложить в два часа?

- Парамонов еще и ночевать оставит. А у них ребенок ночами плачет, как всякий здоровый младенец, - зловеще проговорила Маргарита Николаевна. – Так что, ты подумай. Вещи везти не так уж и далеко. Наташенька где-то возле Дворца спорта будет теперь жить.



Марина Светлая (JK et Светлая)

Отредактировано: 28.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться