Не говори мне о любви

Размер шрифта: - +

Глава 6

За полгода неприкаянной цыганской жизни Катя успела забыть, как же это хорошо - вечерком посидеть на террасе в тени раскидистого дерева за чашкой чая - и ныне наслаждалась всеми прелестями тихой деревенской жизни. Дневная жара пошла на убыль, от реки потянуло прохладой, где-то неподалёку, скрытая от глаз густой кроной стройного клёна, щебетала какая-то пичуга; а в мае, как рассказывала бабушка, в парке заливались соловьи.

Как же это хорошо - вновь почувствовать себя красивой и ухоженной, а не жалкой оборванкой, при виде которой дамы брезгливо подбирают юбки и кривятся от отвращения, сменить цветастые тряпки, которые приходилось носить в таборе, на одежду, более приличествующую твоему сословию. Лёгкое платье из белой кисеи не стесняло движений, и в нём не было жарко, хотя август в этом году выдался знойным. Роскошные локоны Катерины, расчёсанные до блеска и уложенные в модную причёску заботливыми руками горничной, красивой волной спадали на плечи. Наталья Фёдоровна, сидя за маленьким столиком напротив внучки, откровенно любовалась девушкой.

Минуло уже две недели с того дня, когда Катя, босая и совершенно измождённая, появилась на пороге усадьбы покойного графа Блохина в Романцево. Наталья Фёдоровна тем же вечером отписала дочери в Забелино о том, что Катерина жива и находится у неё. Это было едва ли не первое её письмо к дочери за долгие двадцать пять лет. Оно уже должно было дойти, и обитатели усадьбы в Романцево со дня на день ждали гостей.

Весть о том, что графская внучка нашлась живая и здоровая, уже успела облететь окрестности усадьбы, и любопытные соседи зачастили с визитами. Position intéressante (интересное положение) Катрин скрыть было невозможно, и теперь вся округа гадала, кто отец нерождённого дитяти: то ли несостоявшийся жених Волошин, то ли повеса Елецкий, из-за которого mademoiselle Забелина якобы руки на себя и наложила, или, может, вообще какой-нибудь цыган. Ведь по слухам девица полгода прожила в цыганском таборе. Но всё это не беспокоило ни Наталью Фёдоровну, ни Катрин.

Когда жизнь барышни более или менее устроилась и вошла в привычную колею, её всё чаще и чаще стали посещать мысли о Николае. Где же он теперь? В великосветском Петербурге? Может, вскружил голову ещё какой-нибудь наивной провинциальной дурочке? Тоска, невыносима и безысходная, терзала сердце. Разумеется, она и раньше думала о нём, но ныне, когда у неё появилось вдоволь свободного времени для размышлений, мысли о нём не покидали её ни на мгновение. Сердце замирало в груди всякий раз при воспоминаниях о той единственной ночи в объятьях князя. Разве сможет она забыть когда-нибудь сладость его поцелуев, нежность сильных рук, особенно теперь, когда дитя переворачивалось в утробе, напоминая о том, что всё это ей не приснилось, и она, наивная дурочка, действительно подарила легкомысленному повесе, коим был Елецкий, свою невинность. Наталья Фёдоровна не стала докучать внучке расспросами  о том, что же случилось й в Петербурге и кто отец ребёнка, и Катя даже не подозревала, что поместье Елецких Отрадное находится в двадцати верстах от Романцево. Потому её изумлению не было предела, когда на террасе появился дворецкий графини Семён и, склонившись в почтительном поклоне перед Натальей Фёдоровной доложил, что к ней с визитом пожаловал князь Елецкий.

- Ну, так проси! Что стоишь столбом?! – махнула рукой Наталья Фёдоровна.

Катя, услышав имя визитёра, побледнела. Первой мыслью было то, что Николай каким-то образом разыскал её. Глупое сердце затрепыхалось, тотчас позабылись все обиды, и страстный нетерпеливый взор Катерины обратился к выходу на террасу. Но вместо Ника появился представительный мужчина в возрасте, в наглухо застёгнутом, несмотря на августовскую духоту, мундире. Девушка не смогла скрыть разочарования. Тяжёлый вздох вырвался из груди. Видя перед собой Елецкого-старшего, она понимала теперь, от кого Ник унаследовал высокий рост и красоту. Даже сейчас, несмотря на возраст Сергея Васильевича ещё можно было бы назвать красивым мужчиной, если бы не сурово поджатые губы и грозно нахмуренные брови. Князь вежливо, но холодно поприветствовал обеих дам, при этом его умный проницательный взгляд равнодушно скользнул по Катерине, будто бы он не счёл её достойной своего внимания, а затем, повернувшись к графине и полностью игнорируя присутствие Катрин, Елецкий заговорил:

- Наталья Фёдоровна, полагаю, я должен объяснить свой визит.

- Давненько вы к нам не заглядывали, Сергей Васильевич, - качнула головой графиня.

- Дела, сударыня, дела, - вздохнул князь. – Вот даже с Иннокентием Ивановичем, к сожалению, не нашёл времени проститься, как подобает, царствие ему небесное, - быстро перекрестился князь.

- И что же сегодня привело вас, несмотря на вашу занятость? – поинтересовалась графиня, не скрывая злой иронии.

Несмотря на то, что были они едва ли не ближайшими соседями, бабка Катрин князя не жаловала, считая его уж слишком высокомерным и чопорным.

- Я бы хотел поговорить с вашей внучкой… - начал князь.

- Вот как? – перебила его Наталья Фёдоровна, удивлённо вскинув бровь.

В проницательности графине трудно было отказать. Она догадывалась, о чём желал говорить князь, и не одобряла ни его визита, ни темы разговора.

- Понимаете ли, сударыня, до меня дошли слухи, что, - как бы это выразиться поделикатнее? – неожиданно смутился Елецкий, - что ваша внучка se trouve dans une position intéressante (находится в интересном положении).



Леонова Юлия

Отредактировано: 05.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться