Не хочу Властелина. Верните мужа!!!

Размер шрифта: - +

Глава 5

Глава 5

 

Сколько себя помню, с детства постоянно пропадала в спортзале. Я там даже умудрялась уроки учить. Дома это делать было невозможно. Мать меня воспитывала одна, отца я не помню. Он сбежал, как только узнал о беременности, и найти меня не пытался даже через годы. Мать старалась устроить личную жизнь, меняя кавалеров, и часто меня выгоняла во двор гулять, чтобы не мешала. С каждым годом кавалеры становились всё непритязательнее, а бутылок от водки под раковиной всё больше.

Хорошо меня соседка из нашего дома жалела, и чтобы я не мёрзла на улице, звала с собой в спортзал неподалёку, где она уборщицей работала. Я ей чем могла помогала, бегала принеси-подай для всех. Ко мне привыкли, бутербродами подкармливали и даже вещи подбрасывали иногда, зная, что я из неблагополучной семьи. Бабушка моя тоже маму вне брака родила и умерла от пьянства, замёрзнув в мороз, так что на нашу семью всегда косились. А шепотки «дурная наследственность» или «дурная кровь» мне постоянно летели в спину.

Вначале я не понимала, а потом дралась со всеми детьми, которые дразнились. Со мной запрещали гулять детям. Не связаться с плохой компанией мне помог спорт. Баба Нина со временем уволилась, а я так и продолжила ходить в спортзал, и стала там своей. Среди взрослых парней мне было намного комфортнее, чем среди детей. Я наблюдала за тренировками, старалась повторять движения.  Со временем Борис Ефимович, тренер по рукопашному бою, взял под своё крыло и стал меня тренировать. Пожалел, когда увидел синяки, что наставил очередной мамин сожитель в желании научить меня уму разуму.

Не знаю, что за гены у меня от отца, но учёба в школе давалась мне легко, а вот мама еле её закончила. На зависть многим, я училась без единой тройки. Могла бы и на отлично, но учителя некоторые относились ко мне с предубеждением и занижали оценки. Ярлык «из неблагополучной семьи» так и преследовал в школе. Зато как на все олимпиады, так меня посылали.

Я делала вид, что меня это не беспокоит. Но кто бы знал как я завидовала в душе другим детям, над которыми трясутся их родители. Влада я с младших классов помню, хоть и учился он в параллельном. Всегда ходил такой чистенький, в отутюженной одежде. Отец занимал высокий пост. Его иногда на служебной машине к школе привозили, хотя идти не далеко, или приезжали за ним отвезти в музыкальную школу. И мама у него всегда модно одетая, с причёской, на каблуках, пройдёт, а шлейф от дорогих духов тянется за ней.

 Я даже как-то фантазировала, что она моя мама. Кто бы знал, что через годы она ею станет! Но и тогда она уже смотрела на меня как на грязь под своими ногами. А с Владом я неожиданно подружилась. Его отца сняли с должности, машина к школе перестала подъезжать и если раньше от него держались подальше, то после этого стали задирать. И когда старшие ребята попытались отобрать скрипку, я вмешалась. Для меня, с огрубевшими костяшками пальцев от отрабатываемых ударов и отжиманий на кулаках, умение играть на скрипке было чудом. Я не могла позволить повредить инструмент. Так и познакомились. Потом защищала его от местных хулиганов, не давая вымогать деньги. Или от желающих подраться с ним, чтобы не повредил руки.

Он восхищался мной, моей силой, бесстрашием, а я той жизнью, которой он живёт. Нас потянуло друг к другу как две противоположности. Каждый видел в другом то, чего не хватало ему. С годами наша необычная дружба только крепла.

К окончанию школы жизнь у обоих из нас сделала резкий поворот. Карьера у отца Влада так и не сложилась, и он умер от инфаркта. А моя мама взялась за ум. Решив сдать одну из комнат нашей двушки, для дополнительной денежки, она так познакомилась с Николаем Егоровичем. Он приехал на курсы повышение квалификации. Вдовец, не пьющий, приличный мужчина. В нашем доме исчезли бутылки, зато запахло пирогами и борщами. Между ними завязался роман, и она вышла замуж, уехав жить к нему в другой город после моего выпускного.

Я всегда знала куда пойду после школы – в Педагогический университет, на факультет физической культуры и спорта. Денег учиться платно нет, а с моими оценками и подготовкой, легко поступила на бюджет. Владу же, с изменением финансового положения семьи, пришлось корректировать планы на будущее. С его способностями поступить на бюджет в приличное место не получилось и пошёл учиться на учителя музыки, чем изрядно подорвал амбиции матери.

Ещё больше он её разочаровал, женившись на мне. По её мнению, худшей партии он сделать не мог. Но в этом вопросе, мягкий и спокойный Влад был непреклонен и проявил удивительную твёрдость.  

Я всё это вспомнила к тому, что своего мужа знала как облупленного, с детства. У нас всё было хорошо. Влад не страдал психическими расстройствами, в их роду, которым так гордится  Альбина Георгиевна, нет сумасшедших. И предпосылок для появления новой психологической личности, считающей себя Властелином, не было. Тогда кто бы мне объяснил, что происходит?! И главное, что делать?

Влад, который в жизни мухи не обидит, теперь метает кинжалы, профессионально дерётся, и больше не любит меня. Впору поверить в магию, но я ведь ещё не сошла с ума! К сожалению, разумных объяснений происходящему у меня тоже пока нет.    

Моя семья, которой я так гордилась, рушилась на глазах. Я была уверена в крепости своего брака даже не на сто, на двести процентов. И пусть Марина считала Влада маменьким сынком, слабаком, для меня он был самым лучшим. Он дарил мне заботу, восхищение, любовь и они для меня бесценны. Какая разница, кто в семье зарабатывает деньги, если нас всё устраивает?  

Я вдоволь насмотрелась на брутальных самцов, по которым девчонки кипятком писают. Сегодня одна, завтра другая. Ведут себя как подарки, а к женщинам потребительское отношение. А сколько в нашем спорткомплексе содержанок, которые оттачивают свои тела, чтобы у них папиков богатых не увели конкурентки с более упругими ягодицами. Нет, такие забеги не для меня.   



Франциска Вудворт

Отредактировано: 20.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться