Не ходите, девоньки, ночью в лес одни

Размер шрифта: - +

Глава 3

Адриан поперхнулся воздухом, вытаращившись на меня, как на сумасшедшую. Я продолжала умилительно хлопать глазами, почти ощущая, как пыльца очарования сыплется с густых ресниц.

Но, видимо, на сверхъестественных существ моя женская магия не действует, потому что мужчина вдруг хитро прищурился и, склонившись ко мне, чувственно прошептал:

– А не на мишке покататься не хочешь?

И меня вдруг накрыла такая волна жара, что невольно сбилось дыхание. Вокруг полуметровые сугробы, преддверие Нового года, вон, снег снова посыпал, как с ведра! А я стояла посреди всей этой ледяной сказки и горела.  

Не знаю, как моя, но вот его магия действует очень даже эффективно.

– Не надо, спасибо, – буркнула внезапно охрипшим голосом.

Отстранившись, уткнулась носом в теплую ткань куртки и притихла. Чувствовала его веселый откровенный взгляд и едва сдерживалась, чтобы не покраснеть. Я! Сдерживалась, чтобы не покраснеть! Представляете? Я ж не пробивная, как танк, никогда ничто не смущает. А тут…

Фух, ну и доведет же он меня!

В такой вот неловкой тишине и топали домой, пробираясь сквозь сухие ветви и сугробы.

Невольно усмехнулась. Ушла за ёлкой, а пришла с медведем.

– Ёлка! – вскрикнула я, подскакивая на месте.

Справа от нас, в метрах двадцати, стояла большая пышная ёлка. Такая аккуратная и красивая, что я не смогла сдержать широкой улыбки. Молодец какая, прямо сама о себе напомнила! Как же повезло!

– Давай-давай, скорее! Мне нужна эта ёлка! – поторопила нового знакомого.

Хватая с саней топорик, поскакала прямо к деревцу. Настроение снова было на высоте. А как же ещё? Если отбросить все детали, то, получается, я сегодня праздную Новый год в восхитительно украшенном домике, в полном спокойствии и с шикарным мужчиной. От чего печалиться?

– Юля, стой! – прикрикнул Адриан.

– Давай догоняй! – не оборачиваясь, крикнула в ответ.

Снег под ногами приятно хрустел, и я чувствовала себя так, словно бегу по сладкой вате. С улыбкой подставляла лицо снежинкам и вприпрыжку бежала к ёлке, размахивая топориком как обычным шнурком. Хорошо-то как! Вот я молодец, что не осталась в Москве. Не было бы в городе так свободно. И медведи там уж точно не ходят.

Вдруг что-то внизу громко щелкнуло. С глухим стуком носок обуви уперся в какую-то железку, останавливая меня. И буквально за секунду до того, как капкан закрылся, сильные руки обернулись вокруг моей талии и дернули вверх.

От шока я онемела, едва не переставая дышать. Мамочки, я же чуть без ноги не осталась!

Я хваталась за крепкие плечи мужчины и прижималась к нему всем телом, больше всего на свете желая сейчас, чтобы он ни за что меня не отпускал. Никогда не думала, что наткнуться на капкан будет так страшно. Городским о таком размышлять обычно не приходится.

– Говорил же, стой, упрямая, – буркнул медведь, опаляя шею горячим дыханием.

Кожа мгновенно покрылась мурашками, и я дернулась, оборачиваясь, чтобы тут же попасть в плен его тёмных глаз. Смотрела в них и понимала, что теряюсь. Но как же приятно, девоньки, теряться в руках сильного мужчины! Так вдруг спокойно стало и уютно. Словно все беды нипочём.

Хм, странно! Волосы чёрные, как воронье крыло. Глаза тёмные, тоже почти чёрные. А сам медведь белой окраски. Даже кожа загорелая, а шерсть... Неправильный мне какой-то полярный мишка попался.

И смотрит он на меня совсем неправильно. Проникновенно так, обжигающе, словно поедает взглядом. И дышит неправильно — учащенно, едва не хрипит. Хотя, тут я далеко от него не убежала.

Ух, что-то задержались мы в этой позиции!

Чувствуя, что если сейчас эту густую тишину не нарушить, грядет что-то непоправимое, начала судорожно вспоминать все вопросы, что так хотела ему задать по приходу домой. Думаю, разговор начнётся раньше, чем планировалось.

– Скажи, – просипела не своим голосом, – ты говорил, что искал меня. Но откуда ты знал, что я буду здесь? Я сама только вчера узнала, что проведу Новый год в Никитском.

Мужчина вздохнул, не скрывая досады и разочарования, и бережно поставил меня обратно в снег, подальше от капкана.

– А я и не знал, – ответил Адриан, пожимая широкими плечами.

Отбирая у меня топорик, он пошел к ёлке, а я закусила губу, пытаясь прийти в себя после того, как его пальцы соприкоснулись с моими.

Да что ж за наваждение!

– Я просто странствовал по миру в поисках своего места и по пути забрёл в этот лес поохотиться. Устал в дороге так, что не почувствовал твоего запаха. Только когда ты уже сама пришла к костру понял, кто ты.

Я нахмурилась, наблюдая за тем, как перекатываются под свитером мышцы мужчины, когда он замахивается топором. Правда в его ручище инструмент казался скорее ножом, чем топором, что очевидно вызывало неудобства. Вскоре, медведю это дело надоело и он просто вырвал ёлку с корнем, заставляя меня на мгновение выронить челюсть и глаза.

Шокировал он меня сегодня уже столько, что не сосчитать, потому в этот раз в себя я пришла быстрее.

– В поисках своего места? Разве вы, оборотни, не живете… ну, там, стаями или племенами, или ещё как?

Адриан нахмурился, переворачивая ёлку до тех пор, пока она удобно не устроилась у него под мышкой. А потом наклонился за санями, собираясь взять веревку другой рукой, но я не позволила. Пусть он хоть сто раз сильный, да и сани легче легкого, но я не буду собой, если позволю человеку рядом со мной взвалить всё на себя.

Мужчина нахмурился ещё сильнее и хотел было что-то сказать, но, видимо, что-то в моём взгляде заставило его передумать, потому он просто пристроился рядом, стараясь придерживаться моего темпа.

– Стаями живут волки, а мы живём семьями. Иногда объединяемся в группы, если семья очень маленькая и слабая, или если несколько семей слишком дружны.



Лия Джонсон

Отредактировано: 09.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться