Не играйте с драконом

Размер шрифта: - +

Глава 2: О лишениях и решениях

Подсчитав свой скудный капитал, я решила, что наилучшим решением будет сэкономить средства, временно пожив у подруг. Чем и воспользовалась сразу же, благо, подруги оказались что надо и не стали возражать.

Назло Иветте я забрала все до единой вещи и мебель из любимой квартирки, и распродала большую часть имущества. Открыла счет в гномьем банке, куда и положила скромную выручку. М-да, в продажах мне точно не работать: продешевила ведь, как пить дать. А куда же податься? Я, конечно, талантливая техноведьма, артефактор хоть куда, вот только… Без диплома артефактора можно загреметь на каторгу. А оно мне надо? Конечно, нет.

Сохранила только подвеску на цепочке, оставшуюся от мамы.

Мда... Мама... Почему я все еще ждала, что она ко мне вернется, сама не понимаю. Ведь ушла она давным-давно, еще когда я была совсем крошкой. Да куда там! Ушла – это еще громко сказано! Бросила!

– Лингрен, я тебя очень люблю, дорогая, – несмело начала подруга, – но мы посовещались с Клайдом и решили, что тебе пора съезжать. – При последних словах Клотильда, третья из оставшихся подруг, робко опустила глаза. Уже две недели с небольшим я стесняла их с мужем в небольшой съемной комнатушке на окраине Марситаля. Клайд едва закончил отделение механики, опыта у него было мало, вот и работал он простым помощником конструктора, набираясь необходимых знаний и мечтая собирать корабли и дирижабли. Я и сама понимала, что содержать меня ребятам тяжело.

Больше месяца я уже скиталась по друзьям. Пора и честь знать.

– Кло, я завтра же съеду, обещаю, – заверила я подругу, демонстративно не замечая взгляда Клайда, в котором сквозило чувство облегчения. Мог бы и придержать эмоции, гад! Мы с ним невзлюбили друг друга.

– Лин, мой дядя согласился взять тебя к себе в таверну подавальщицей, – начала Кло, а увидав, как я гневно вытаращилась, примирительно вытянула руки вперед. – Подожди, не спорь! Я знаю, что это ниже твоего достоинства, но ты все же подумай.

Клотильда была серьезна как никогда, от этого мне было лишь горше.

Знаю, она обо мне беспокоилась, ведь работы я так и не нашла: в чайной лавке огрела по руке хозяина, когда тот ущипнул меня за зад. Выгнали в тот же момент. В роли секретаря пробыла всего три дня, отказавшись лечь под важных гостей босса. Загонщицей грифонов я была целую неделю, но, упав в хранилище с навозом, внезапно поняла: не мое, ой, не мое это, и точка! Не лажу я с животными, почему-то они от меня шарахаются, словно я не магичка, а самая настоящая нежить.

– Что бы я без тебя делала, Кло! – Я обняла всхлипывающую подругу, втихаря показывая язык Клайду. Я ему еще припомню!

Пожитки мои и собирать не пришлось, всего-то и был небольшой чемоданчик.

Так я и очутилась в дешевой таверне «У Пегаса». И «дешевой» – это  еще громко сказано.

Самая грязная конура во всем Марситале, где даже путаны не торговали собой: брезговали. Зато любителей гномьего самогона всегда был полон зал.

Комнатушка без ванной комнаты стоила медяк в неделю, тарелка вонючей похлебки – всего стекляшку, а это означало, что в ближайшие несколько месяцев я точно не умру от холода и голода. Зима близко. А зимы в Мерсии холодные, причём не столько из-за низкой температуры воздуха, сколько из-за порывистых ветров.

Перспективы, конечно, радужнее некуда! Но выбирать не приходилось, поэтому и такой небольшой удаче я была рада, если, конечно, можно назвать удачей выторгованные несколько месяцев жизни в тепле.

Работу я по-прежнему искала, дажа встала на учет в гильдии труда. Вот только, как оказалось, зря: пришлось заплатить налог на безработицу.

Мне отказывали везде.

Куда бы я ни пришла, больше недели нигде не задерживалась.

И причины были каждый раз все более и более сомнительные.

Уж не папенька ли решил доконать меня, довести любимую дочь до ручки, чтобы я приползла на коленях домой, умоляя о крове и пище, а он бы быстренько выдал меня замуж за какого-нибудь старого хрыча?

Ну да, сейчас же! Разбежалась, лечу, сломя голову, и волосы назад! Не дождется: он и так меня любовью особенно не потчевал, так вот и не лез бы с матримониальными планами. Сама разберусь!

Разобралась.

Два месяца пролетели как один день, из бедной страдалицы я превратилась в нищую, в кармане оставалась только пара медяков. Настрой поубавился.

С работой глухо, домой никак нельзя: не хочу замуж за старого хрыча!

Тут-то я и вспомнила о своих низших талантах, а именно  – о талантах играть в кости, карты, фанты.

Словом, во все, что угодно. Главное – на деньги.

Папенька когда-то давным-давно, когда мне было лет восемь, все никак не хотел менять уклад жизни. Подумаешь, есть дочь или нет! Он частенько организовывал знатные приемы и вечера, собирая толпы визжащих девиц, организовывая покерные столы. Чтобы я не слонялась без дела, он научил меня играть в нарды. И понеслось! Талант у меня обнаружился. Папенька, гордый и уважаемый всеми профессор Линард, попался, как мальчишка. Его гордость была уязвлена: ведь собственная дочь обыгрывала его раз за разом.



Стужева Жанна

Отредактировано: 30.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться