Не ищи зла

Размер шрифта: - +

Не ищи зла

Врагов нельзя не любить. Их наличие приятно щекочет нервы, вынуждает мозги шевелиться и заставляет смотреть на вещи трезво.

А друзья – это суки, подставляющие тебя в самый неподходящий момент!

Именно такие мысли одолевали Родерика, когда ему на голову летели всё новые комья земли, с неприятным шелестом оседая на полях шляпы.

– Прости, Санни. Я предлагал пустить тебе пулю в лоб, да ты, дурак, отказался.

Смачно харкнув, Барт Тейлор по прозвищу Бешенный исторг коричневый плевок. Тот не долетел до цели, шлёпнулся в паре дюймов от свежезакопанной ямы.

– Ты ещё пожалеешь об этом, – прорычал Родерик сквозь стиснутые зубы. Во рту мерзким налётом обосновалась грязь. – Будешь... Чёрт бы вас побрал! – он зажмурился, чтобы уберечь глаза от земли и колючих камешков.

– Да-да, – довольно оскалился Барт, растягивая заросшие тёмной бородой щёки. – Буду жариться на сковородке в самом пекле ада. Я этого, друг мой, всю жизнь боюсь. С тех самых пор, как в детстве разбил любимую чашку бабули. Ха-ха!

Его дружки поддержали пресную шутку угодливым гоготом. Хотя они действительно тупы как пробки. Умных и тех, кто кажется умным, Барт всей своей поганой душой не выносит.

– Умоляю, одумайтесь! – по-бабьи заголосил Джон Пейдж, которого  закапывали поблизости. Его очочки были залеплены пылью. – Я соглашусь на любые ваши условия, только не надо этого делать! Я откажусь от своей доли сокровищ!

– А смысл? – Барт затянулся паршивой сигарой. Родерик мысленно заталкивал её ему в глотку. – Ты и так не получишь никаких сокровищ, потому что сдохнешь здесь.

Пейдж заскулил, на что друг по несчастью велел ему заткнуться.

– Хулио, у тебя там всё готово?

– Почти, Бешенный. Чуток доработать шедевр осталось.

Чернявый Хулио, считавшийся в этой компании услужливым полудурком, заканчивал высекать на камне некие каракули.

Барт неопределённо крякнул, взглянув на «шедевр».

– Я парень скромный, так что обойдусь без ваших благодарностей. Моими хлопотами у вас будет надгробие. 

Уж в чём, а в надгробии Родерик не нуждался. Смерть вообще не входила в его ближайшие планы.

Продолжая нести хвастливую чушь, Барт сорвал с его головы шляпу. Размашистым шлепком стряхнул с неё грязь.

– Как думаешь, мне пойдёт?

Стервятник.

– Сапоги у меня ещё лучше, а ты продешевил, – съязвил Родерик.

Кто-то из лихой компании заржал.

Неожиданно шляпа была возвращена на место. Грубо, сдвинув на глаза отросшую чёлку.

– Носить вещи неудачника дурная примета, – Барт решил укрепить пошатнувшийся авторитет только что выдуманной приметой. – Хорош песок сыпать! Нам пора в путь.

И ведь уехали, кто бы сомневался. И лошадь Родерика увели, и сумку его забрали!

Лошадь, чёрт с ней, а за сумку этих скотов надо было разорвать голыми руками. Родерик не любил привязываться к вещам и всегда старался путешествовать налегке, но были среди украденного предметы, которые нельзя легко заменить другими. Если новую рубашку можно купить или безыдейно стащить, то на изготовление новых магических артефактов уйдёт не один месяц. И восстановить их будет непросто без дневника, нашедшего приют в той же злополучной сумке.

Кряхтя больше от злости, чем от натуги, молодой человек пытался выбраться из земляной ловушки. Очень быстро он выбился из сил, что разозлило его ещё больше.

– Заткнись! – прикрикнул он на бормочущего молитву Пейджа.

– Я забочусь о своей душе, – горячо возразил тот.

– О жизни бы своей позаботился, или тебе по нраву, что твоё лицо обгрызёт местное зверьё?

– Нам всё равно конец. Даже если выберемся, мы долго не протянем, мы умрём от голода и жажды.

– Ещё чего! – огрызнулся Родерик, хотя не мог не согласиться с его словами.

На пятый день пути Барт заявил, что сокровище достанется не всем. С этой точки возвращаться в город, пешком, без пищи и чистой воды было практически невыполнимой задачей.

Но ни о каком возвращении не может быть речи, пока этот ублюдок не узрит гнев Родерика Сандерса! Пусть у него нет ни оружия, ни чёткого плана мести, Барт Бешеный будет сурово наказан.

Уже почти стемнело, когда замученный авантюрист наконец освободился от оков земли и, тяжело дыша, растянулся на спине. Все мышцы ныли на разные лады, но так тоже неплохо. Боль не посещает мертвецов.

Постепенно боль утихала, жажда же распалялась с новой силой. От сухости губы стали трескаться, остатки слюны были вязкими и не желали проглатываться. Родерик провёл языком по пыльным губам, почувствовал солёный вкус крови из крохотной ранки.

Гадость.

Желудок противно сжимался, напоминая о единственном съеденном за весь день сухаре. В низу живота издевательски давило. Так совсем высохнуть недолго.

– Санни! Санни, не бросай меня! Не бросай меня здесь одного! – как профессиональная плакальщица заголосил Пейдж.

Вот надоеда. Даже отойти облегчиться нельзя, не выслушав его истерику. 

– Да куда я тебя брошу.

Устало процедил сквозь зубы. Орать было уже невмоготу.

От стылой земли поднимался еле заметный пар. Некогда отдыхать и разминаться, пора хныксу доставаться, пока не наступила ещё одна холодная ночь.

– Я знал, что ты добрый малый, Санни. Ты мне сразу понравился.

Родерик только беззвучно хмыкнул, глядя на то, как приободрившийся Пейдж с хрустом потягивается. Была у этого чудака глупая привычка вести себя нарочито развязно, словно он свой в доску. Естественно, когда его не закапывали по шею в грунт. Сидел бы лучше дома, идиот, нет же – потянуло на поиски приключений. Получил в наследство карту, которая якобы ведёт к кладу, помощничков нашёл…



Ирина Фельдман и Юлия Фельдман

Отредактировано: 30.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться