Не искавшие приключений

Размер шрифта: - +

Глава 4. Часть 3

 

"Боги, где его носит? Неужели я в нем ошибалась?.. Уже скоро полдень. Что, если суд над Маттиасом специально начнут пораньше?.. Все-таки, нельзя не восхищаться Гортнезией: я бы в такой обстановке не смогла заснуть, а она спит, как младенец."

Дверь в очередной раз открыли. Вошел человек, которого я не назвала бы ни другом, ни родственником - только тем, кому желала умереть вместо отца. Что дама Миллер нашла в нем? Вечно прищуренные глаза, рыжие с проседью волосы, здоровенный нос и гнусавый голос - вот все описание. Говорят, он весьма обаятелен. Видимо, я понимаю обаяние не так, как другие.  

Флориан де Стеррэ с любопытством окинул камеру взглядом, усмехнулся:
- Надо же. С тех пор, как последний раз отдыхал здесь с друзьями после вечеринки, ничего не изменилось. А. Хотя нет, вру: перекрасили стены. Здравствуйте, барышня Ронда, - он перестал улыбаться и осторожно присел рядом на койку::
- Понимаю, вам сейчас нелегко. В память о вашем батюшке, о его прекрасной работе и заслугах перед институтом я добьюсь, чтобы вас отпустили немедленно. Но впредь прошу больше так не шутить и подобные письма не сочинять.
Я не посмотрела на него, не изменила позу, продолжая разглядывать противоположную стену:
- Вы ничего не понимаете. Вон там, - махнула я рукой в угол, - лежит магдоспех. У вас наивысший уровень, значит, - я скептически хмыкнула. - вам не составит труда уловить: его недавно использовали в местах, пронизанных старой магией. Почти дикой.

Господин ректор хмыкнул скептичней меня, но встал, взял костюм и принялся изучать. Разглядывал символы, нажимал на них, даже обнюхал. Обернулся ко мне, глядя все еще недоверчиво, но уже с интересом. С глубоким интересом.
"Кажется, я все-таки в нем не ошиблась."
- Собирайтесь, барышня Ронда. Продолжим разговор возле храма.
Я снова не двинулась с места:
- Мы уходим отсюда обе, или не уходим вообще. В храме мы побывали вместе. Дважды.
"Разве важно, что Зи стояла на стреме? Большинство уважаемых магов из института даже на это бы не осмелилось, готова поспорить."

Флориан де Стеррэ вздохнул:
- Знаете, барышня Ронда, неоднократно встречал упоминание вас и подруги в газетах. Если бы только не ваш низкий уровень... Такие целеустремленные в институте очень нужны.

Через двадцать минут мы сидели в ректорском экипаже и ехали на правый берег.

***

- Нет, нет и нет! Так вы только растревожите храм. Уберите щиты, отгоните фургоны. Это сложное тонко чувствующее создание, на его территорию нельзя просто взять и вломиться.
"Иначе этот пакостник такое устроит - век не забудете!"

Последняя фраза вслух не прозвучала. Кое о чем лучше молчать, если хочу, чтобы план удался. И поменьше впутывать Зи: пусть снова "стоит на стреме", как будто так и задумано для гарантированного успеха.
Но как же, оказывается, приятно командовать! Отказалась выходить из кареты босиком - вмиг нашли сапоги. Велела убрать щиты - тут же убрали. Пожаловалась, что полсуток с подругой не ели - чай с пирожками появился мгновенно. Попросила купить журналов и виски... тут, правда, посмотрели, как на ненормальную, но все же купили. Ректор лично поклялся не наказывать юного ликвидатора - за доспехи и прочее. После этого даже Зи перестала хмуриться, хотя и радоваться не начала.
"Ну, да. Ей же еще предстоит отказать незадачливому кавалеру..."

- Барышня Ронда, вы уверены, что ваше присутствие обязательно? Может быть, просто опишете путь или нарисуете карту?
До чего предсказуемо! На горизонте - магическая сенсация, а господин ректор терпеть не может конкуренцию. Зато не прочь присвоить чужие заслуги - уж я-то знаю, как это все происходит.
- Простите, господин де Стеррэ, но рисовать нечего. Путь каждый раз изменяется.
- Но как мы тогда пойдем?
- А. Хороший вопрос. Мы не пойдем. Сделаем вид, что просто гуляли поблизости, а потом повстречали друга.
"Ого. Я смогла удивить господина ректора. Самого ректора, а он многое повидал."
- Друга... Друга?! Какого? Там живут разумные существа? В письме об этом не говорилось.

Разумеется, ничего конкретного о жителях Белого Храма я не писала, только вскользь, общими фразами - об "интересной магической флоре и фауне". Могла бы и этого не упоминать, если б не опасалась судебного правдовидца. Меньше всего для победы над титулованным негодяем мне нужно, чтобы пострадал Старый Джим. Узнай эрл де Вержи о говорящем свидетеле - наверняка попытается его уничтожить. Свидетеля, который может спасти кузена - если его слова примут всерьез, а чтобы это произошло, нужна помощь ректора.

- Так, - я приняла максимально серьезный вид и даже понизила голос. Почему-то вдруг вспомнилось, как занималась с Тууфи: главное - заинтересовать. - Слушайте внимательно: не наступайте на лужи. Особенно, если они - с глазами. Глазастого зовут Элоизиус, и он очень нервный. И помните: Сильверийские Дебри - опасны, но не все Дебри - зло. Существуют дружелюбные экземпляры, жимолость, например, любит кроссворды и журналы с картинками. Хотите познакомиться с ним или посмотреть на убийственный лабиринт?

Я замолчала. У де Стеррэ было лицо ребенка, которого привели на ярмарку и спросили, что он хочет: сладкую вату или на карусельку. Правильный ответ: всего, и побольше.

- Вижу, что вы готовы. Господин ректор...
- Флориан. Прошу вас, барышня Авла, можете звать меня Флориан.
"Вот это поворот. А можно лучше "В-гробу-я-вас-видела"? Ладно, для дела - потерпим."
- Как скажете... Флориан. У меня есть одно условие. Почти уверена, вы слышали о моем несчастном кузене... - я сделала паузу. Ректор молча кивнул. - Так вот: я покажу все, что знаю, представлю вас Дебрям, а взамен - небольшая услуга.



Дикая Яблоня

Отредактировано: 11.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться