Не искавшие приключений

Размер шрифта: - +

Интерлюдия 4

 

Огонь не простит и земля сохранит
Проклятье войны, что на всех нас лежит.
Уходят минуты, и дни, и года.
Забудет лишь воздух. Простит лишь вода.

На втором "воздухе" девочка в синей накидке опоздала. Всего секунду, и - скакалка хлестнула ее по коленям.
- Проиграла - выбывай! - с нескрываемым злорадством приказала ведущая. Прочие дети - две девочки и маленький мальчик в пальто поверх платьица - стояли молча. Зато проигравшая не собиралась мириться с несправедливостью. Ее ответ был полон гордого вызова:
- Ты жулила, вредина!
- Сама виновата, неловкая хрюшка.
- Ненавижу тебя.
- А давайте, может быть, в прятки?.. - робко вмешался единственный мужчина в компании.
- Та-а-ак. Пора ужинать, дорогие мои. Мы уходим! - велела дама в консервативном, как палата эрлов, платье и не менее строгом плаще.
- Но нянюшка... Еще пять минуточек, - робким шепотом возразила все та же бунтарка. Разумеется, няня осталась глуха к ее мольбам. Особа, которая одевает мальчиков в традициях прошлого века и разучивает с детьми стихи, рекомендованные в позапрошлом, на уговоры не поддается. И она твердо уверена, что воспитает достойных граждан.

Дети покорно поплелись за нянькой к воротам парка. Пьер проводил их сочувственным взглядом. Он был еще достаточно молод, чтобы отлично помнить и позорные платьица "как у сестер", и нудную считалку, под которую толком не поиграешь. Гораздо проще и веселее прыгать под примитивное "Жан - болван, Нинон - выйди вон", но педагоги прошлого решили иначе. Который век люди с малых лет заучивают стишок, постепенно забывая, что зубрят приговор человечеству.

То, что превращено в рутину, не вызывает желания задуматься - только скуку. И совершенно напрасно.

Чудовищная война, миллионы заклятий, направленных на уничтожение всего живого, поссорили людей с двумя стихиями из четырех. Поссорили настолько, что огонь перестал откликаться на магические призывы совсем, а земля делает исключения два-три раза в столетие. Что еще хуже, отпрыски земли - металлы, оказались злопамятнее матери, они не всегда ладят с огнем даже при полном отсутствии магии. Паровые машины, паровое отопление - все это осталось в довоенном прошлом. Машины на фабриках приводят в движение люди-каторжники или вольнонаемные тролли. Железные дороги потерялись, ушли в землю, заросли травой. Речной флот остается парусным. О передвижении над землей с помощью горячего воздуха не может быть речи, если только вы не поклонник зрелищных взрывов.

Что ж. Во всем нужно видеть плюсы: огнестрельное оружие, вошедшее в оборот перед войной, сгинуло вместе с огненной магией. Невероятное облегчение для того, кто несет ответственность за множество жизней.

Воздух и вода оказались добрее, эти стихии не оставили человека. Спустя века в море все-таки вышли первые пароходы и доказали свою эффективность - если не приближались под паром к земле. С борта корабля удалось поднять воздушный шар, и он долетел до соседнего корабля - настоящий прорыв в науке и технике. С каждым годом магия человечества все больше основывается на единственной дружелюбной стихии - воде. Ничего удивительного, если вспомнить, что люди сами состоят из нее более чем на половину.
 
Если бы только они не забывали, что эта стихия - последняя.

Пьер вздохнул.
По его опыту, последним даром люди пользуются все менее разумно. Прошедший год побил рекорды попыток разрушить мир в Содружестве Старых Земель. На людей словно обрушилась эпидемия глупости, жестокости и безрассудства, по истине - коллективные мозговые тараканы в действии. Способности становятся все темнее, наружу рвется всяческая мерзость, и случай с благородным семейством де Вержи - лишь один из примеров.

Что ж, и здесь можно найти положительные моменты: отец преступника - больше не глава палаты эрлов, его приемник - понятливее и разумнее.
А еще эти девушки, открывшие в себе двуединый дар. При правильном руководстве они будут очень полезны.

Пьер Тьери Огюст де Арно, канцлер Ландрийский, поднялся со скамьи. Он любил прогулки инкогнито, наблюдения за обывателями умиротворяли и помогали собраться с мыслями. Его дар, весьма многогранный, позволял оставаться незамеченным - если он сам этого хотел.
Впрочем, дар - даром, а безопасность - прежде всего. Измененные-телохранители сопровождали хозяина в этих прогулках. Слишком свежи были в его памяти слова предшественника:
- Ты выиграл приз идиота, мой мальчик. Грядет что-то скверное, и я не хочу быть крайним, когда это случится.



Дикая Яблоня

Отредактировано: 11.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться