Не искавшие приключений

Размер шрифта: - +

Интерлюдия 6

 

- Дружба. Любовь. Ненависть. Для должного действия двуединого дара подходит любая форма эмоциональной связи, как положительная, так и отрицательная, главное - достаточно крепкая.
- Разумеется. Но положительная все-таки предпочтительнее: ведь им предстоит работать в парах. Вероятность конфликтов следует свести к минимуму.
- Сколько у нас на сегодняшний день полноценных пар?
- Пять.
- Этого недостаточно.

***

В княжестве Габришском любят говорить, что преступления у них случаются много реже, чем цветочные выставки. А выставки случаются раз в месяц, по расписанию, ведь главный цветовод в стране не кто иной, как сам старый князь. Кто опознает здесь матерого медвежатника, если даже на центральной улице столицы не запирают двери на ночь? Энди Бруно по прозвищу Кувалда считал это место раем непуганых идиотов и вполне серьезно решил поселиться среди них. Пришло время отойти от дел, пропускать каждый день в таверне рюмочку медовой настойки, не опасаясь ареста, а в будущем - чего уж там - можно и цветочки выращивать. Тем обиднее было оказаться арестованным среди бела дня, с рюмочкой в руке, ощущая себя законченным идиотом. Двадцать лет, как по расписанию. Двадцать чертовых лет чертов детектив преследовал его. Смотри-ка, с подкреплением пришел, чтобы наверняка. Но позлорадствовать ему не удастся.
Бруно подчеркнуто неторопливо допил настойку и обернулся к детективу:
- Поймал-таки меня, волчара? Поздравляю, жизнь удалась. Принеси на повешенье букет: мне здешняя герань по нраву.
Детектив, чьи резкие черты, острые уши и пепельная с проседью шевелюра в самом деле наводили на мысли о волке, не сказал ни слова.
- Вас не повесят, при условии, что вы кое на что взглянете, - тихо и пугающе вежливо ответил за него человек в серой форме без знаков отличия.

Часом позже с головы Энди сняли мешок. Бруно презрительно фыркнул, оглядываясь:
- Конспираторы хреновы! Нужен взломщик? Так прямо и скажите!
Ни сейфов, ни бронированных шкафов, ни даже шкатулок поблизости не оказалось - только странный стеклянный куб, детектив, да несколько человек в серой форме.
Детектив шагнул к Бруно и положил руку ему на плечо.
- Отвали, волчара! Мне прошлого раза хватило! - тот стряхнул руку, продолжая озираться. Детектив снова сжал плечо Энди.
- Аккуратнее, пожалуйста, - поморщился человек в сером. - Это деликатный процесс. Взгляните сюда, - обратился он к Бруно, указывая на дурацкий пустой аквариум.

Отборная брань, последовавшая за этим, заставила вздрогнуть даже тварь, на которую уставился Энди Бруно.

***

Молодой человек поправил перед зеркалом галстук. Галстук был просто великолепен: под стать костюму - модный, элегантный, но не вызывающий. Каждая складочка костюма отглажена, каждая пуговица сияла. Если и существовало в мире воплощение аккуратности и респектабельности, оно сейчас смотрело на себя в зеркало. В дополнение к этому у молодого человека была респектабельная работа и очаровательная, добрая, юная невеста. Невеста, разумеется, тоже любила аккуратность во всем.
По безупречно чистой лестнице респектабельного особняка молодой человек поднялся на чердак - настолько чистый и опрятный, что дал бы форы многим гостиным. Аккуратно и надежно, как все, что он делал, юноша закрепил на балке веревку. Точным движением, ни сбив ни на йоту галстук, накинул на шею петлю. Аккуратно оттолкнул табурет.

Пока слуги снимали тело хозяина, юная невеста рыдала на полу чердака, совсем не аккуратно размазывая слезы кулачком со смятой запиской.
В записке была одна фраза: "Теперь ты в безопасности, любовь моя".

***

Бо-Неудачник, покачиваясь и спотыкаясь, брел домой из харчевни. Или, по крайней мере, приблизительно в направлении дома, но совершенно точно - прочь от заведения, где ему раз и навсегда отказались наливать в кредит. В ближайших планах Бо значилось сорвать злость на жене, посуде и мебели. А если повезет, то и падчерице - вдруг да получится изловить мелкую дрянь.

Встреча с падчерицей состоялась гораздо раньше, чем он ожидал. Люди в сером, похожие на жандармов, но менее разговорчивые, запихнули его в фургон без окон. В фургоне, весело болтая ногами, сидела на скамье Грета. Бо ринулся к ней, получил от странного жандарма хлесткую пощечину и плюхнулся на пол, тупо мотая головой. Грета показала отчиму язык, противно хихикнув:
 - Это тебе за мои кошмары!
 - Вы уверены, что они - та самая пара? - спросил один из людей в серой форме. Другой кивнул. Девочка тем временем исхитрилась подобраться к отчиму и метко пнула его по колену. Странный жандарм сгреб ее за шкирку и усадил на место. Ободренная тем, что выходка не закончилась побоями, Грета дернула ближайшего незнакомца за рукав:
 - Если задумали делать со мной что-то нехорошее, я хочу сто ауреусов и новое платье!
Человек наградил ее долгим пристальным взглядом. Девочка заглянула ему в глаза и вдруг поняла, что совсем не хочет ни денег, ни платья, а только оказаться как можно дальше от этих пугающих типов. Бо шумно икнул и сблевал на пол фургона.
- И вот от этих зависит исход операции? - брезгливо пробормотал человек в сером. - Я почти хочу, чтобы они не выжили.
Грета заплакала.

***

Почтенная чета фермеров из южного кантона Лютеции казалась сошедшей с рекламы рафинада: рабочие комбинезоны, сапоги до колена, соломенные шляпы украшены, разумеется, свеклой. Единственное отличие от глянцевого плаката - грубые натруженные руки с не слишком чистыми ногтями. Муж и жена удивительно походили друг на друга: не одеждой - тем идущим от сердца сходством, которое появляется спустя долгие годы счастливой совместной жизни.
- Мы все понимаем, сударь, - кивнул старик.
- Надо, значит - надо, - поддержала его супруга.
- Когда это в первый раз случилось, я сказал Юфеми: неспроста это, жена. Сущее такие способности просто так не раздает. Вот, стало быть, оно и пригодилось.
- Истинная правда, - эхом откликнулась Юфеми.



Дикая Яблоня

Отредактировано: 11.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться