Не искавшие приключений

Размер шрифта: - +

Глава последняя. Часть 2. Тролли. Танцы. Сокровище

 

Роберт Франциск Пабло Диего да Ко'йот сосредоточенно брил уши. Чертовски трудное, практически, экстремальное занятие - делать это опасной бритвой. Та сточилась вконец, напоминая маленькое мачете. Настоящее мачете лежало неподалеку и не напоминало уже ничего. Все рубашки пришли в негодность, растеряв пуговицы, штаны истрепались, волосы отросли до плеч. Роберт вздохнул: Старая Ма за такой вид гоняла бы хворостиной сутки, и плевать, что ему третий десяток. Мужчина семейства да Ко'йот должен быть джентльменом, даже если его занесло на край света.

Но что делать, если его занесло куда-то за край?!

- Утро, Бер! - послышался радостный крик за тонкой стеной палатки. Серая круглоглазая мордашка заглянула в дыру, гордо именуемую окном. Мальчик помахал Роберту. Местные тролли не признавали длинных имен. Не охотились за богатством. Обходись малым, как, впрочем, все потомки рабов, бежавших когда-то из Старых Земель. Им не нужно было приветствие "Доброе утро" - оно такое, уже потому что настало.

Роберт отложил бритву и помахал в ответ, привычно испытав неловкость. Пришло очередное недоброе утро, в котором виноват исключительно он. Будь вместо троллей люди - давно вздернули бы его на первом попавшемся дереве.

А как замечательно все начиналось...

***

Клан да Ко'йот не допускал существования паразитов-нахлебников: дожил до совершеннолетия - приноси семье пользу. Есть способность - хорошо, нет - не страшно, работали бы голова и руки. Так всегда говорила Старая Ма, которая была вовсе не матерью - двоюродной бабкой, женщиной-измененной. Ма не брила уши и нос, лихо пользовалась арбалетом, а на своем инвалидном кресле в рывке догоняла на спор дилижансы. При такой бабушке дети в семье - сплошь мальчишки - росли готовыми ко всему: от драки и до урагана.

Когда пришла очередь Роберта доказать, что он - не паразит, в семье уже был управляющий поместьем, счетовод, целитель, и еще трое полезных братьев. Младшенкому-седьмому бабка вручила особый подарок. Древняя карта выглядела так, словно ее рисовали в темноте, с похмелья, и слово "сокровище" не делало ее привлекательней. Все знают: за золотом нужно ехать на север. С какой радости карта посылала его далеко на юг, Роберт не уточнял: не тот человек Ма, чтобы с ней спорить.
Тем более, что она расщедрилась, сказав: "Можешь взять коня и старый ковер из холла."

Ему хватило ума не уточнять про ковер. Вместо опасных для жизни расспросов Ма была задушевная беседа с теми, кто возвратился с севера. Кукурузный виски отлично располагал таких парней к беседе. Роберт узнал, зачем нужна тряпка с ворсом, ведро и лоток. Он-то думал: старателю хватит кирки и лопаты.
- Не забудь подарки. Бухло и бусы не подойдут, - советовали ему знатоки. - Тролли - они ведь практичные. Вези безобидное и полезное, как если бы хотел вручить презент собственной бабушке.
После этого Роберт быстро ушел из салуна: новые знакомые обиделись, когда он рассмеялся. Откуда им было знать, что Старая Ма любит арбалетные болты марки "Кузнец, сын Уэсса", а не кастрюли и платья?

***

- Еду принесла, Бер!
Ласковый мелодичный голос не обрадовал Роберта. Тому было много причин, прежде всего, разумеется, - голод. Не только собственный - в долине из-за него голодали все. Бедствовали, но продолжали делиться с чужаком.
Роберт напоминал себе: тролли хотя бы могут есть насекомых. Попытка приобщить его к местной кухне закончилась полным провалом. Прожевав горсть личинок, он хотел сказать что-то вежливое, "скользкие, но сытные", например. Вместо этого блевал полчаса под сочувствующие возгласы местных женщин.

Был и другой голод. Мужское естество напоминало о себе, хотя Роберт очень старался рассуждать здраво. Взять хоть Некрасивую Ви, которая принесла завтрак: некрасивой ее считали свои - из-за выраженной переносицы и намека на уши. С точки зрения человека это как раз хорошо. Прикрыть лысую голову шляпкой - получилась бы добрая хозяйственная жена. Все равно застрял здесь навечно.
Получилась бы, но - увы: кроме ушей и носа есть другие отличия. Проверять нужды не было: дома кое-кто из друзей пробовал замутить с девчонками-троллями. Даже безобидный поцелуй завершался ожогом. Семейные ценности ему еще дороги.    

- Спасибо!
Роберт забрал крошечную вяленую рыбешку и сухой прошлогодний фрукт.
После землетрясения ручьи опустели, в цветах не завязались плоды, дичь исчезла, как будто и не жила тут. Жуков и личинок пока было достаточно, спасибо Отцу-Небу, как говорил старый шаман.

А у Роберта было золото. Много сияющих, несъедобных сокровищ.

***

Дорога к сокровищам оказалась долгой, но не слишком трудной, почти безопасной. Вероятно, потому что никакой дороги не было вовсе - если ехать без карты. Отыскать эту крошечную долину не смогли бы самые упорные старатели, и дело вовсе не в геологических признаках, о которых Роберт читал на привалах. Тут явно поработала магия, отводящая глаз.

А вот он нашел - и долину, и троллий поселок. Местные очень расстроились, что Роберт явился под конец сезона дождей: ни прекрасных цветов, ни поющих птиц - пропустил всю красоту, придется ждать ее возвращения. Они решительно не понимали, чем так интересны разлившиеся горные ручьи, почему гость избегает вечеров с веселыми танцами.

- Ерундой занят, - на ломаном, но вполне понятном языке сказал дед Шо - местный шаман, подозрительно напомнивший Роберту Старую Ма. Та же пугающая бодрость под маской дряхлости. Тот же язвительный нрав. Только вместо арбалета - клюка в перьях и пестрых нитях: то ли магически посох, то ли инструмент воспитания. Гостю повезло - его старик посохом не колотил. Зато стоял над душой, критикуя современную молодежь.  
Молодежь в лице Роберта тем временем ковыряла породу, которая оказалась фантастически близко к поверхности. Старая Ма пожертвовала ковром напрасно: не было нужды гнуть спину, намывая золотые чешуйки. К чертям песок и чешуйки, когда попадаются самородки - один лучше другого.



Дикая Яблоня

Отредактировано: 11.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться