Не к ночи будь помянута. Часть 1.

Размер шрифта: - +

15.

Город был пустынен и тих. Когда мы подъехали к Серёгиному дому, была уже глухая ночь.  Я посмотрел вверх. На пятом этаже в маленькой хрущёвской кухоньке горел свет. Она ждала его. Я вспомнил светловолосую девушку, розовую в бирюзовом, и улыбнулся, радуясь сам не зная чему.

- Ну, пока, бродяга, не сбегай больше. – сказал Серёга Аде. – Давно я так не оттопыривался, аж живот болит.

Он ушёл. Я сел на водительское место. Мы сидели и молчали. Потом я тронулся и неспешно повёл машину по пустынным улицам.

- Не надо было меня забирать. – тихо сказала Ада.

- Там тебе не место.

- А ты знаешь, где моё место?

- Нет. Но не там.

- Герман, я должна уйти.

- Я уже это слышал.

- Зачем ты меня искал?

Я пожал плечами. И впрямь, если подумать – зачем?

- Я всё равно уйду.

- Захочешь – иди. Никто тебя не держит. Но пока… подожди немного.

- Зачем? – спросила она шёпотом.

- Так уж. Потому что я прошу.

Потому что, пока я не выясню что ты за явление, хрен ты от меня отвяжешься – подумал я. Зря что ли такие деньги извёл  и время потерял!

Она замолчала и стала смотреть в темноту. В зеркале заднего вида я видел тонкое лицо. Мне снова стало жаль её. Как бездомного кота.

- Я не поеду к тебе в квартиру. В квартиру твоей мамы. Извини. Я не хочу туда, понимаешь? Чего молчишь?

- Я тебя услышал. Ты не хочешь в квартиру моей мамы. Хорошо. Только Герасима жалко, будет сегодня скучать. Но корм у него есть, до завтра хватит.

Я резко развернул машину на сто восемьдесят градусов и поехал обратно. Мы снова выезжали из города.

- Куда ты едешь?

- Отвезу тебя в лес. Живи там. Ты дикая, там тебе самое место.

- Вези, всё равно.

Да уж понятно, ничем тебя не прошибёшь. Я снова глянул в зеркало. Ада так же равнодушно глядела в окно.

- Я увезу тебя в мой дом. Не боишься?

Ада только хмыкнула и поджала губы.

- А зря. На самом деле я принц. У меня мрачный замок на гранитном утёсе, и штормовые волны разбиваются о его стены.

- Кругом Волга и глина с песком. – проворчала Ада.

- Вот молодёжь пошла! Романтики ни на копейку. Хоть бы подыграла! У меня сегодня приключений в один день было, как у людей за всю жизнь не бывает, а она тут про глину. Тьфу!

- Ладно, замок так замок. Мне один хрен. – сказала она еле слышно.

Вот и поговори с такими. Завтра снова сбежит. Ладно, что мог, то сделал. Осталось только рискнуть и спросить. Не сейчас. Сначала домой.

 

Мы въехали в Криуши. Ни одного столба с целым фонарём. Когда мама впервые оказалась здесь, она пришла в ужас и заголосила, что не для того меня столько лет растила, чтобы местные алкаши проломили мне голову из-за ста рублей. Она, конечно, ошибалась - алкаши тут были тихие, добродушные и склонные к разговорам за жизнь. А вообще, нормальный человек никогда бы не купил здесь дом.  По крайней мере, мой дом. А я купил, другие варианты мне были не по карману.

После смерти отца мы неожиданно узнали, что он застраховался на сумму не то чтобы очень большую, но приличную. Видно, зная о своём заболевании, решил не оставлять нас на мели. Кроме того, он изловчился и кое-что скопил. До моего совершеннолетия мама положила деньги в банк. Вернее положить-то она положила, но несколько раз брала оттуда по всякой необходимости. Наконец, года два назад мне позволили ими воспользоваться. Это было аккурат после наших с мамой тёрок насчёт моей учёбы. Полученных денег хватило бы на то, чтобы купить или приличную машину или комнату в семейном общежитии. Мама настаивала на втором варианте - мол, недвижимость – лучшее вложение средств. Я был категорически не согласен, так как не горел желанием жить под вопли чужих детей, семейные скандалы и полуночный шансон. И вообще, меня не устраивало «или-или», я хотел «и-и», причём как можно быстрее. Машина мне нужна была для работы, жить с мамой иногда просто не хватало сил.

Началась сущая маята. С одной стороны, я терпел мамину осаду, с другой – рыл как крот, выискивая возможные варианты. Все они не выдерживали никакой критики. То машина была полная развалюха, то жилище оказывалось совершенно не годным для жилья. Я вымотал нервы риелторам в нескольких фирмах. Я в течение полугода тратил всё свободное время на рассмотрение предложений. Я насмотрелся на такие дома и машины, что у меня чуть голова не поседела. Когда знакомые узнавали о моих амбициях, крутили пальцем у виска.

Но - дорогу осилит идущий. Наконец и ко мне развернулась удача. Через интернет я вышел на одну даму. Ей  срочно понадобились деньги, и она жаждала избавиться от дедушкиного наследства. Наследством был дом. Да, старый. Да, запущенный. Да, маленький, совершенно без удобств и с печным отоплением. Зато ещё довольно крепкий, недалеко от города и с приложением в виде семейки осиротевшей мебели да клочка земли с гнилой сарайкой и заброшенной баней. С одной стороны стояли пустеющие по осени дачи; с другой – обычные деревенские дома в количестве штук тридцати. Между домами раскинулось болото, деля посёлок на две части. За дачами тянулся лес. В целом, живописно, но беспантово – ни развлекухи, ни магазинов.

Оставшихся денег хватило ровно на то, чтобы приобрести потёртую и битую «пятёрку». Она стояла рядом с сутулым равнодушным продавцом и будто кричала: «Возьми меня, возьми! Не пожалеешь - я ещё ого-го. Только забери меня от этого гамадрила!».

С гамадрилом мы торговались до хрипоты. В конце концов, он плюнул и потащился со мной к юристу.

Я ликовал. И сразу принялся хвастаться. Мама, естественно, моих восторгов не разделила. Серёга, как обычно, похохмил. Тимур сказал, что мне теперь хорошо быть маньяком и зарывать трупы в огороде. Кира залюбовалась было видом сельских окрестностей, но поход в деревянный туалет донельзя расстроил её.



Надежда Гусева

Отредактировано: 14.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: