Не к ночи будь помянута. Часть 1.

Размер шрифта: - +

16.

Вечер посинел и стал густеть, набираясь сил для нового снегопада.

 Я вылез из машины и попытался успокоиться. Куда там! Адреналин зашкаливал. Да в придачу ко всему ещё и новый замок заело. Я опасливо огляделся. Кругом никого не было.

Мама дорогая! Я запер человека в незаконно захваченном помещении!

- Эй! Живой?

За дверью стояла тишина. Я постучал. Никто не отозвался. А вдруг сбежал? Да как? Всё проверено – подвал хороший, стены и пол бетонные. Я постучал ещё раз. А вдруг с ним плохо?

- Живой, говорю? Я кого спрашиваю?

Я немного поразмыслил. Сейчас я должен забеспокоиться и открыть дверь. Сослепу и по глупости, конечно, не замечу кирпича в голову или пропущу стремительный захват. Что взять с молодого идиота?

- Жду пять минут и ухожу. – громко сказал я в щель возле засова.

Повисла гробовая тишина. Я посмотрел на часы. Пять минут. Четыре с половиной минуты. Из дальнего грязного окна в коридор падал тусклый свет. Какие-то дальтоники вечно норовят выкрасить стены складов в натурально-поносный цвет. На стенах виднелись длинные царапины, как будто на склад тащили тираннозавра.

Скоро стемнеет. Ещё три минуты. Я почесал шею под воротником и зевнул.

Я старался не думать о том, что будет, если Егор выйдет, но мысли рождались всё равно и стучали молоточками изнутри.

Бежать, сражаться или вступать в диалог?

Две минуты. Я достал телефон и проверил эсэмэски. Одна от мамы и два спама.

Тридцать секунд.

Двадцать секунд.

Я сунул телефон в карман.

- Гадёныш. – сказал Егор.

- Да. – сказал я.

- Ты знаешь, что это статья?

- Да. Сто двадцать шестая Уголовного кодекса. Похищение человека. Наказывается лишением свободы на срок от четырех до восьми лет.

- Ты совсем дебил?

- Нет. Примечание. Лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

- То есть ты меня освобождаешь?

- Пока нет. Сначала надо обсудить условия.

- Какого хрена тебе надо? Деньги?

- Нет. Я хочу сотрудничества.

- Чего?!

- Чего слышал. Хочу с тобой работать.

- Открой дверь. Обещаю, что расстанемся по-хорошему.

- Не открою. Ещё я хочу, чтобы ты мне кое-что прояснил. Эта девочка, которая приходила, рассказала много интересного и была очень убедительна.

- Она больная, ты понял? Как и ты!

- Нет, не больная. Я проверил. Уровень интеллекта высокий, образование медицинское, языки знает. Это в её-то годы. И она знает ещё много такого, чего не должны бы знать её сверстники.

За стеной повисла тишина.

- Я сейчас уйду. – сказал я. – Да или нет? Даю минуту. Время пошло.

- Да пошёл ты.

Я смотрел на циферблат телефона. Егор больше ничего не говорил. Я ждал. А потом минута кончилась.

- В правом углу от двери бутылка воды, шоколадка и овсяные хлебцы. – скороговоркой сказал я. - Вот видишь, я помню про твой гастрит. Покопаешься, там песком присыпано. Там же одеяло, фонарик и туалетная бумага. Да, и книжки, чтоб не скучно. Может быть, я приеду завтра, но, на всякий случай, не ешь всё сразу.

- Эй!

Но было поздно. Ибо сопливых вовремя целуют. Я вышел на воздух, запер замок на двери и сел в машину.

Настроение было не очень. И, как обычно, в таких случаях, я решил поесть. В последнее время мне, понятное дело, приходилось экономить на всём. Поэтому я тупо купил шаурму в придорожной забегаловке, стараясь не думать про всякие приколы типа: мяукала она раньше, лаяла или задавала глупые вопросы.

И тут, естественно, зазвонил телефон.

Будь это кто из знакомых, можно было бы и порадоваться. Возможно, бодрый голос друга и прибавил бы мне позитива. Но номер был незнакомый, а я всегда недолюбливал незнакомые номера. Если звонят по незнакомому номеру, значит, людям от тебя чего-то надо. Я раздумывал – отвечать или не отвечать, но абонент был упёрт и терпелив - звонил и звонил. Я уныло отложил еду в лаваше.

- Слушаю.

- Здравствуйте. – сказал ломкий мальчишеский голос. – Герман? Луговой?

- Да.

- По поводу вашей подруги. Она тут телефон дома забыла. Вот… я и звоню.

Что ещё творится? Какая подруга? Я уже был на взводе.

- Она ваш телефон искала. Я через ВК нашёл. Вот, звоню.

Так. Только спокойствие.

- Вы кто?

- Иван.

- А подругу как зовут?

- Марья.

Слышно было, как человек усмехнулся. Дурдом!

- И зачем я нужен Марье? – терпеливо спросил я.

- Значит, нужен! – голос повысился до фальцета. – Меня попросили, я звоню. Просила забрать её у торгового центра «Звёздный», у центрального входа. Так-то она давно уже там ждёт.

- Эй, подождите! Дайте ей телефон.

- Я же говорю. Вы там вообще слушаете или что? Она у торгового центра. А я дома сижу. – мне объясняли отчётливо, как умственно отсталому. – Прощайте, товарищ. Хорошего времени суток!

Ну, зашибись! Теперь надо ехать по городу через вечерние пробки и забирать какую-то неизвестную девицу! Я перебрал в голове всех знакомых Маш, и не нашёл ни одной, с которой жаждал пообщаться. Посмотрел на шаурму. Есть больше не хотелось. Чертыхнулся и направился в центр города.

Минут через сорок я протиснулся на стоянку «Звёздного». Снег пошёл снова и падал большими мокрыми хлопьями, неприятно забивая глаза. Потоки машин, людей и сумок смешались, вовлекая меня в бессмысленное броуновское движение. Блестящий   неоновый портал ежесекундно заглатывал десятки жертв, жаждущих благ цивилизации, и выплёвывал отработанный материал, нагруженный тележками и большими белыми пакетами. И где эта Машка, чтоб ей пусто было!



Надежда Гусева

Отредактировано: 14.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: