Не к ночи будь помянута. Часть 1.

Размер шрифта: - +

Ноябрь

1.

Ногти у Киры были длинными, неестественно гладкими, тёмно-серыми, а на безымянных пальцах и вовсе чёрными и расписными. В одной руке она держала высокий стакан с коктейлем, пальцами другой вращала вилку. Получалось очень ловко, как у фокусника.

- Чего уставился? Вчера сделала. Нравится?

- Неа. –  честно сказал я.

- Что так?

- Тупо как-то. Ладно бы красные или розовые, как символ крепкого женского здоровья.

Кира фыркнула в соломинку и набрызгала на скатерть.

- Примитивный ты человек, Луговой. Никакой в тебе фантазии.

- Ну, ни скажи. – сказал я. - Фантазии у меня вагон.

- Вот так, значит. Ну, и что ты нафантазировал на выходные?

- А что у нас на выходных? – удивился я.

- Здрасте! Нет, ты что, серьёзно? – Кира отставила стакан и уставилась на меня как на зелёную летающую собаку. – Ты, лохматенький, совсем, бедняга, заработался.

Я посмотрел на Киру, на её стакан, на свой кофе, подумал, вспомнил, и решил, что я и впрямь заработался.

- Ах, это…

- Вот именно.

- Кир, в этот раз я не отмечаю.

- Ты и в прошлый раз так говорил. А мы пришли – обрадовался.

- Ну, так… было куда прийти. А тут… в общем, я уезжаю. Дня на три. Надо шефу помочь. А потом… Потом, конечно, соберёмся, сходим куда-нибудь…

- Гера.

- Чего?

- Не мути. Ты на мели? Так и скажи, а то придумал проблему.

Я посмотрел на Киру. Она сидела напротив, изящная и элегантная, несмотря на свои потусторонние ногти. В её взгляде были беспокойство и забота.

Прямо сестра. Вот бы ей всё рассказать.

Вот бы нашёлся в мире хоть один человек, которому можно рассказать.

- Кира, понимаешь, какое дело… - я понизил голос. – Я и правда, на мели, но дело не в этом. Просто, иногда бывает такое – живёшь, живёшь, и вот наступает некое критическое время, переоценка ценностей… Похоже  на депрессию, но не так страшно. Хочется поразмыслить, подумать. И не хочется никаких гулянок.  Не знаю, поймёшь ли ты.

- Конечно, я понимаю. Ещё бы, не понять. Хочешь побыть в одиночестве?

- Да. Ты меня поняла. Только не говори Тимуру с Серёгой.

- Естественно. У этих двоих душевная организация как у Губки Боба. Только скажи им про одиночество – один придёт с дудкой, другой – с барабаном.

- Значит, отложим? Не обидитесь?

- Дурак, ты, Гера. Чего обижаться-то? Я вот на свой день рождения вообще в Грецию поеду. Да! Я же тебе не сказала!  - Кира сделала круглые глаза. – Я тебя сейчас познакомлю. За мной сейчас Вадик заедет.

Я чуть на пол не плюнул. Теперь Вадик.

 Всех своих парней Кира пропускала через наш фильтр. И непременно кому-то из нас несчастный претендент становился поперёк горла. Чаще всего, конечно, Тимуру. Он просто из кожи лез, изощрённо изводя потенциального родственника. На втором месте был Серёга. Он изводил не мужскую особь, а, собственно, Киру, и был в этом похож на бабку с лавки у подъезда, которая всё про всех знает, причём всё больше вещи исключительно нелестные. У этого руки трясутся и глаза бегают как у припадочного; у другого перебывала куча девчонок, а ты, Кирочка, будешь у него для ровного счёта, вот увидишь; третий – ворюга и хапуга, все это знают, нормальные люди в двадцать лет на таких машинах не ездят; четвёртый - жадюга, каких поискать. Ну, и в том же духе. Лично я отбрил только одного – парень был не плох, но уж больно похож на личинку майского жука.

Все эти смотрины рано или поздно заканчивались обидами и скандалами. Вспыльчивая Кира обзывала нас и так, и эдак и ругала на чём свет  стоит. Как будто это мы её просили таскать к нам всяких неудачников!

- Кир, может не надо? Да мне уже и пора.

- Куда? Сидеть! А вот и он. Вадик, мы здесь.

Я вздохнул и повернулся.

Вадику было под тридцать. И выглядел он так, что я сразу понял – даже инквизиторство Тимура будет тут как об стену горох. Хорошо, в общем-то, выглядел, по-мужски. Почему-то на некоторых людей глянешь, и сразу понятно, что не злой, не нищий и не дурак.

Кира победно улыбнулась. Вадик крепко пожал мою руку и сел за столик.

- Герман, близкий друг, почти родня. – кивнула в мою сторону Кира. – Вадим, очень хороший человек. Он работает… Эй, ты куда?

- Кир, мне действительно пора бежать. Очень-очень приятно. Надеюсь, познакомимся поближе.

- Вот невежа! А ну стой, кому сказала!

Я застыл у выхода. Кира стремительно подошла ко мне.

- Одобряю. – шепнул я. – Осталось собрать ещё две подписи, и дело в шляпе.

- Заткнись. Сколько тебе надо?

- Тысячи три, на пару дней.

- Всего-то! На. Не вздумай отдавать, пусть будет вместо подарка, если уж ты такой депрессивный.

- Я отдам.

- А я не возьму. Вот теперь можешь валить.

Кира повернулась на каблуках и красиво упорхнула.  Представительный Вадим не сводил с неё глаз. Тоже что ли начать носить пиджаки с галстуками? А то на фоне некоторых выглядишь как старая моль.

Я натянул шапку на уши и пошёл к машине. Чёрт! Ну ладно, закрутился и забыл про день рождения. Эка ерунда. Но у Ады ведь в тот же день. А у неё это, можно сказать, вообще первый праздник в новой жизни.

Я остановился и задумался. А праздник ли это для неё? И сколько ей на самом деле лет? Считать практически или теоретически? И что подарить в любом случае? Денег, кстати, будет мало – надо что-то с этим делать.

Обдумывая эти вопросы то с одной, то с другой стороны, я совершенно позабыл про Егора. Зазвучала музыка, и я чуть не выронил телефон, когда увидел его имя на экране. Надо же, как скоро! Я снова разволновался.



Надежда Гусева

Отредактировано: 14.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: