Не к ночи будь помянута. Часть 1.

Размер шрифта: - +

16.

Кролик ожил.

И радость, шальная детская радость от свершившегося чуда захлестнула меня с головой. Получилось.

Животное ещё не оправилось от шока. Оно ещё не отряхнулось от того неведомого, что до сих пор смущало и коробило меня, но под серым слоем шевельнулись лапы, а по брюшку пробежала знакомая дрожь.

Я посмотрел на Егора. Он улыбался. И лицо его сразу стало простым и открытым, как у получившего нежданную пятёрку школьника-второгодника. Прямо удивительно, что эмоции делают с людьми.

На стол упали серые россыпи. Зверёк был красив - молодой самец дымчато-серого цвета с буроватыми подпалинам на спине и лапах. Длинные широкие уши дёрнулись и уложились по бокам. Чёрный нос на шёлковой мордочке заходил ходуном, принюхиваясь к незнакомому миру, к забытым ощущениям.

Я поставил на стол миску с водой, и кролик жадно накинулся на питьё. Егор уже насыпал корм в другую посудину. Сверху он заботливо уложил пучок свежего салата. Мы оба стояли и умилённо смотрели, как кролик яростно хрумкает и лакает. Ну не прелесть ли? Наконец животное доело последние крошки, подвернуло лапки, прижало голову, сладко вздохнуло и закрыло глаза. Ах ты, лапочка. Я осторожно взял его и положил в клетку.

Сияющий Егор включил чайник и достал кофе.

- Поздравляю, коллега.

- Взаимно, коллега. – ответил я. - А крольчихи, как я понимаю, у нас не имеется.

- Обойдётся. И за это пусть спасибо скажет.

Я положил растворимый кофе в чашки. Все-таки надо бы купить натуральный.

- Егор, один вопрос, только не бесись. Почему не получилось с собакой?

Сияющее выражение немного померкло.

- Трудно сказать. Пока не знаю. Пытаюсь разобраться. Чёрт его знает. У одних всё гладко, а у других вроде бы все предпосылки, а вот на тебе… Всё было, как надо.

- А как надо? – осторожно спросил я.

- Она правильно умирала - тихо, спокойно, без эксцессов. И момент был выбран правильно. Я был уверен, что получится. Тут ещё такая вещь – собака, видишь ли, не кролик. В смысле уровня развития головного мозга, условных рефлексов - собака сложнее.

Он отхлебнул кофе и сжал виски пальцами.

- Голова болит адски. Там в аптечке «спазмалгон». Принеси, если не трудно.

"Человеческая" аптечка представляла собой белый кожаный портфельчик, висящий на крючке возле двери. Я заглянул в него. Ни фига себе! Вся коллекция обезболивающих препаратов в одной куче – «анальгин», «пенталгин», «миг», «кетанов» - чего тут только не было! Все упаковки были початы, некоторые уже заканчивались. Вот уж не удивительно, что у человека желудок работает с перебоями, у меня бы вообще задымился.

Я протянул таблетки и стакан воды из кулера. Егор поморщился и выпил.

- И часто с тобой такое? – спросил я.

- Каждый раз.

- То есть, каждый раз, когда ты кого-то оживляешь, у тебя начинается мигрень?

- Только когда получается.

Я сел в кресло напротив и налил себе кофе. Маврин откинул голову и прикрыл глаза. Я насторожился. Сейчас что-то скажет.

- Они влияют на нас. Но на всех по-разному. Я не знаю как, но то, что я выяснил, что слышал, говорит о том, что влияют. Это очень важно. У них слишком много сил, много эмоций. Поэтому иногда с ними тяжело. Если честно, я только из-за этого оставил того старика-горца одного дома. Сил моих не было, думал, мозг расплавится.  А с тобой… что-нибудь происходило?

Если бы у меня были уши как у собаки, они поднялись бы на самую макушку.

- Происходило что?

- Ты сегодня держал этого кролика в руках?

- Нет. В смысле, держал, но…

- Понятно. А моих мышей?

- В смысле – после? Нет.

- Жаль. В другой раз всё сделаешь сам. Интересно будет понаблюдать. А насчёт Ады Юрьевны?

Я вздрогнул.

- В смысле?

- Не тупи, студент, без тебя тошно. Ты прикасался к ней?

По коже спины пробежали мурашки. Я начал понимать.

- Ну… да.

- И что?

- Очень странное ощущение.

Егор раскрыл глаза и уставился на меня. Не говори ему. Ему нельзя доверять. Только намекни, чтобы легче было разобраться – и всё…

- Всё вокруг… кажется немного другим. – я тщательно подбирал слова. – Ненадолго, правда. Это трудно объяснить, немного пугает… В общем, такое только раз было. Голова сильно закружилась.

Маврин снова потёр виски и закрыл глаза.

- Вот значит как…. Не везёт тебе. Ничего, попробуешь на мыши. Может, послезавтра. Налей водки.

- Хуже не будет?

- А плевать. Доставишь до дома?

- Не вопрос.

- Луговой.

- Да.

- А хочешь, фокус покажу?

- Не многовато чудес на сегодня? – спросил я.

Маврин устало раскинулся в кресле, сжимал пальцами больную голову и ожидал другого ответа.

- Ладно. Хочу. Только чтоб не страшно.

- Ну что ты! Положи на стол свою штуку. Ну, эту, из золота. Давай, не отниму, не бойся.

Что-то мне не понравилось в его интонации. Он снова играл, факт. Но всё же я развязал шнурок и положил на стол золотую монетку.

- Смотри.

Егор протянул руку, наморщил брови, внимательно посмотрел…

И монетка поползла к его ладони по белой поверхности стола! Да как так?!

По идее, меня уж точно не могло ошеломить путешествие жёлтого кружочка безо всяких сторонних воздействий. После всего, на что я в последнее время насмотрелся, это было так, сущие пустяки. Но она двигалась сама! Прямо к его руке! Золото ведь даже не магнитится.

Я наклонился и резко схватил монетку в кулак. Оттого, что Егор может заграбастать её хотя бы на секунду, стало не по себе. Егор рассмеялся.



Надежда Гусева

Отредактировано: 14.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: