Не к ночи будь помянута. Часть 1.

Размер шрифта: - +

2.

Припасов нам не хватило, и мы отправились в местное кафе под названием «Бор», где купили жареную картошку, мясную поджарку, блины и глинтвейн. Своё название «Бор» оправдывал - там было уютно, вкусно и сумрачно. За тяжёлыми шторами заканчивался день, и розовые лучи из окна ползли по чёрному кафелю пола.

- Представь, что это замок. – сказал я.

- Ага. Только камина не хватает.

- И бродячих менестрелей.

- Да ну их, пели бы всякую сентиментальщину. А чего ты ещё боишься?

Я дожевал кусок мяса.

- Ещё? Пауков.

- Не может быть. Они же маленькие.

- Но жутко противные. А знаешь, какое самое отвратительное зрелище я видел? Один парень в школе сожрал на спор несколько живых пауков. При всех.

- Фу!

- Да. Мне потом месяц кошмары снились. А ты?

- Я? Ну, например… раньше я очень боялась волка. Даже сейчас мне как-то не по себе, когда подумаю про него.

- Волка? Ну, это хотя бы понятно. Волк может загрызть.

- Да в том-то и дело, что я боялась не обычного волка. Что такое волк? Животное чуть больше собаки. Ничего особенного. Взял ружьё да пальнул, если что. Я боялась того, что в сказках. Про которого поют – «Придёт серенький волчок». У меня в детстве была нянька, звали её Настя - толстая, тугодумная, любила поспать и поесть. Но вот уж кто страху-то навести мог! Такие сказки на ночь говорила, потом захочешь – не уснёшь. А страшнее всего про Волка. И вот я лежала под одеялом и думала, что за стенами нашего дома бродит в темноте по снегу Волк – сам большой, выше крыши, мохнатый, лапы широкие и глаза в темноте горят. И не знаешь, чего от него ждать – то ли съест сразу, то ли унесёт неведомо куда. Ведь он живёт своим умом, не как мы. Страшно было.

- Мне даже сейчас страшно. – серьёзно сказал я.

- Правда? А знаешь, какой он, настоящий страх?

По спине у меня пробежали мурашки.

- Какой?

- Липкий. Безжалостный. Холодный, как мёртвая гадюка. Стоит только поддаться, и ты беспомощен. Тот, кто ел пауков, молодец. Он ведь тоже их боялся, и они шевелили лапками у него во рту. И вот он их ест, а они хрустят.

- Прекрати, меня сейчас вырвет!

- Да-да. Страх порабощает. - говорила Ада будто не мне, а куда-то в пространство. – А этого допускать нельзя. Ты же подошёл к обрыву. В этом есть какое-то странное удовольствие, ведь правда?

-Ну… в общем да.

- А я однажды отправилась спать на улицу. Мне было лет пять. Как раз мама тяжело болела, и я порой оказывалась без присмотра. Была середина лета. Ветрено было, темно, жарко. Я взяла подушку, одеяло и вылезла в окно. Мне казалось, что Волк непременно придёт, и лучше уж я его увижу и сразу умру, чем буду всегда бояться. И знаешь что?

- Что? – замер я.

Ада наклонилась ко мне через стол.

- Он пришёл.

Я сглотнул.

- Я до сих пор гадаю, что это было – моё разыгравшееся воображение или атмосферное явление перед грозой. А может, я просто уснула, и мне приснился сон. Только помню – по небу тучи, тучи. И так душно и страшно. А я сижу на крыльце одна и кутаюсь в одеяло. И тут – будто кто огромный идёт по лесу, и качаются, и трещат деревья. Правда, я слышала. И сил нет уйти, или позвать на помощь. А потом вдруг что-то тёмное, большое, с глазами! Шерохнулось от леса прямо к дому! Я так и нырнула с головой под одеяло и... шевельнуться боялась. А потом уснула, а может, потеряла сознание от ужаса, а когда очнулась, уж стало светать. Я так обрадовалась, не поверишь! Было сыро и холодно, ноги и руки озябли, но он ушёл, он прошёл мимо и не съел, не унёс меня.

- Ты его больше не боялась? – спросил я шёпотом.

- До сих пор иногда боюсь. – так же тихо сказала Ада. – Глупо, да?

- Нет.

- Я до сих пор верю, что видела его… А зачем я тебе всё это рассказываю? – словно очнулась она.

- Не знаю. – честно сказал я.

- Вот и я не знаю. А может, закажем ещё по десерту? У меня такое чувство, что осталось немного места в животе, и я не успокоюсь, пока не наполню его под завязку.

И мы купили пломбир в стеклянных вазочках, ароматный и тягучий, посыпанный шоколадом и орехами и облитый карамельным сиропом.

 

А среди ночи меня снова разбудил крик – полный такого отчаяния и боли, будто человек бьётся на костре.

- Нет! – кричала Ада. – Нет! Нет!

Я стал её будить и потряс за плечи. И тут меня снова накрыло.

Я думал, что увижу её сакрального Волка. Даже заранее испугался.

Но над серой улицей стоял наводящий ужас гул. А один из домов медленно осел, рассыпаясь на  пыльные камни.



Надежда Гусева

Отредактировано: 14.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: