Не к ночи будь помянута. Часть 2.

Размер шрифта: - +

7.

Все, даже дети, звали женщину Клавой. Просто Клава, и всё. Неловко было это слышать. В свои преклонные годы она, конечно, заслужила отчество.

Сама я не называла её никак.

Она мыла полы, размашисто орудуя шваброй. Я сидела в углу и грызла яблоко.

На женщине был синий халат и две старые шали - одна на пояснице, другая на плечах.

Маленькая девочка - тонкие ножки, жидкая косичка - выглянула из коридора, улыбнулась, кинулась и тут же уткнулась головёнкой в завязанный шалью круглый живот.

- Ну, тихо, тихо… Руки-то грязные.

- Бабулечка, пошли домой.

- Подожди, домыть надо.

- Бабулечка моя, бабулечка.

Девочка отиралась о Клаву, как голодный котёнок, забыв обо всём.  Та поглаживала её спинку красной ручищей и дышала в пушистый затылок. Я сжала зубы, отвернулась и кинула недоеденное яблоко в урну.

На дворе заледенело, но стояла ясная безветренная погода. Сунув руки в карманы, я уныло потащилась по улице.

 

Снять варежки, положить руки на шаткие перила и ждать, пока дерево под ладонями согреется и станет похоже на человеческую кожу.

Дерево не торопилось согреваться. Стоял морозец. Деревья пушились от блестящего инея. Голубое небо наливалось синевой. Ивы и тополя отбрасывали длинные готические тени.

Я уныло поглядела по сторонам. Сегодня расслабиться не получалось. Вчера было много работы, а сегодня шесть уроков, на которых приходилось не клевать носом и напрягать мозг изо всех сил. К тому же я была голодна, и вместо того, чтобы наслаждаться заслуженным покоем, прислушивалась к бурчанию в животе.

Деревянные перила оставались холодны, руки начали подмерзать. Пора было отчаливать.

- Привет. Не мешаю?

Тьфу ты, пропасть.

На мосту стоял крупный круглощёкий юноша, наверняка какой-нибудь одноклассник, я к ним особо не приглядывалась. Он улыбался, конечно же, не понимая, что находится явно не в нужном месте и не в нужное время. Я хмуро уставилась на него.

- А я шёл за тобой, - сообщил он. - Думал, ты домой пойдёшь. А ты вот… гуляешь. Не холодно?

- Холодно, - отрезала я и отвернулась.

- Я тоже люблю тут постоять. Красиво, - сообщил одноклассник.

Прекрасно. Теперь у меня отобрали монополию на пользование единственным дельным мостом в городе.

- Я недалеко живу. А ты? - не унимался он.

- А я далеко.

Он потоптался и вздохнул.

- Извини. Я наверное, помешал. Ты стояла, думала…

- Ничего. Мне пора.

- Домой? - с надеждой спросил он.

Сейчас потащится провожать. В мою Воронью слободку! Этого только не хватало.

- Нет. Пойду съем чего-нибудь. Самое время пообедать.

- А может, сходим в одно место? Тут недалеко недавно открылась японская кухня. - с надеждой предложил паренёк.

Я с ненавистью посмотрела на круглое лицо. Японская кухня. Суши. Сиреневый свет на полу. Нарумяненная официантка.

- Тебя как зовут? - спросила я.

- Лёша.

- Ладно, веди, Алексей, в японскую кухню. Только, чур, плачу я.

- Так не положено.

- Плевать. Мы есть идём, а не миндальничать.

Никаких сиреневых полов и, тем более, японских народных официантов не было и в помине. Просто чистый зал с пластмассовыми столами и стульями. Я облегчённо вздохнула и взялась за меню, выискивая на картинках то, что пробовала когда-то.

- Будьте добры, вот это, это и это. И японскую пиццу. И кофе. И вот этот десерт. Всё по две порции. Сколько ждать?

- Минут пятнадцать. Напитки сейчас будут.

- Прекрасно, - сказала я.

Лёша помалкивал и растерянно моргал. Недоросль. Ни одна девочка не испытывает к нему симпатии. Потому что девочкам нравятся мускулистые и нахальные особи, вроде  развязного Иванушки. А тут новенькая - может, хоть эта польстится на румяные щёчки с ямочками…

 Мне стало жаль паренька. Уж больно он напоминал такого же домашнего и не в меру откормленного Максима.

Наверняка, единственный ребёнок в семье. Живёт дома с родителями и любимой бабушкой. Хорошо воспитан, начитан, не участвует в уличных драках, не играет  в футбол, вечерами просиживает за компьютером… 

Интересно, если я решу купить ноутбук, не окажется ли это крахом для моего ограниченного бюджета? Надо будет разобраться с этим вопросом.

- Лёша, ты, наверняка, начитан.

- А?

- Книги любишь читать?

Он прямо таки расплылся от удовольствия.

- Я много читаю.

- А что?

- Разное. Всё. Фэнтези люблю. Фантастику. Приключения.

Всё понятно. Вторая Даша из буфета. Замена реальности малиновой жвачкой.

- Что последнее прочитал?

- Чак Паланик. – сообщил он почему-то шёпотом и, чтоб мне лопнуть - по-настоящему покраснел. – «Кишки».

Наверняка, какая-нибудь современная мура, замешанная на психологии и сексе. У Германа на полках таких книжек было пруд пруди. Я не стала уточнять, только многозначительно кивнула.

- А из классики?

Щёчки Лёши приятно порозовели.

- Булгаков, - благоговейно произнёс он. - «Мастер и Маргарита».

- Булгаков - не классика.

- Как это - не классика?  удивился он.

Ну конечно, как я могла позабыть. Повисла пауза. Почему-то мне стало неловко.

- О, наш заказ. Спасибо большое. Ешьте, Алексей, это должно быть вкусно. Не читала этот роман. Много слышала, но так и не прочла. Про что там?

Алексей снисходительно улыбнулся. Девочка спрашивает его. Я прямо видела, как его самооценка растёт на глазах.

- Это странный роман. - тихо начал он. - Моя мама говорит, что она читала его пять раз, и каждый раз воспринимала по-новому.

Я понимающе кивнула и жадно взялась за еду, проигнорировав палочки и беря аппетитные кусочки прямо руками. Как можно одну и ту же книгу читать пять раз? Либо до его мамы доходит как до жирафа, либо она позиционирует себя перед сыном как образчик восторженно-театральной интеллигенции. Скорее всего, первое.



Надежда Гусева

Отредактировано: 16.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться