Не к ночи будь помянута. Часть 2.

Размер шрифта: - +

4.

Егор позвонил утром.

- Сегодня, - сказал он. - Можешь учёбу прогулять?

Ишь, вежливый какой, ещё спрашивает! Как будто у меня теперь выбор был! Слово, как известно, не воробей, вылетит - не поймаешь. Ругаясь нехорошими словами, я влез в старую кенгуруху, насыпал корма коту и посмотрел, как спокойно спит Ада.

Если повезёт, я достану документы, и тогда она наконецпоучит право официально называться человеком.

 

- Оставь машину на стоянке, поедем на моей, - сказал Маврин, как только меня увидел.

Я не стал спорить, а молча перелез в его машину.

Ехали мы долго. Город давно остался позади. Стало жарко, и я снял куртку.

- А приличной одежды у тебя вообще нет? - сердито спросил Маврин, посмотрев на мою мышиную кунгуруху.

- А надо было в костюм влезть с утреца пораньше?

- Не мешало бы.

- Мы что, на свадьбу едем?

- Круче. На деловую встречу.

Я занервничал.

 

Мы ехали больше часа и, когда я уж начал клевать носом, остановились перед красивыми воротами. Я проморгался, не веря глазам своим, ибо мне показалось, что мы уж не знаю каким образом перенеслись в английское поместье времён этак начала прошлого века. Прямо от витых ворот шла мощёная булыжником дорожка. Она упиралась в дом. Вернее, в крыльцо дома. Если подобное сооружение можно было назвать просто домом с просто крыльцом.

- Круто, - сказал я.

- Расслабься. Мне вот уже где эти понты. Ну что, пошли, наведём шороху.

Мы прошли по дорожке и поднялись по витой лестнице. Дверь отворять не потребовалось - она мягко распахнулась, подтолкнутая швейцаром, которого лично я бы принял за дипломата. Я почувствовал, что у меня начинается нервный зуд, ещё секунда - и зачешусь на виду у всех. И, как назло, сразу вспомнил, что у меня не очень чистые волосы, трещина на кроссовке, и видавшие виды джинсы. 

Собственно, об этом невозможно было не вспомнить, оказавшись там, где казался я.

Это был круглый зал с куполообразным потолком, изрезанным продолговатыми окнами, уходящими в стены. Свет струился со всех сторон и отражался от белого мраморного пола. Окутанный сиянием, я не сразу обратил внимание на то, что в зале есть люди, а за колоннами в тени расставлены маленькие столики с закусками и вазы с живыми цветами.

- Пошли, чего встал… - потянул меня Егор.

Навстречу нам вышла представительная пара - мужчина средних лет с до неприятности ухоженным лицом и красивая молодая женщина с пышными каштановыми волосами. Егор пожал руку мужику и почти изящно кивнул женщине. Я снова завис и очнулся уже тогда, когда меня представили. Женщина с любопытством рассматривала меня - это здорово смущало. Я пожал руку мужчине, совершенно позабыв, зачем сюда притащился. Потом лопухнулся и пожал руку даме. Егор хмыкнул.

Пользуясь тем, что больше никого не интересую, я отошёл вглубь, поближе к закускам.

Егор был любезен как шведский посол и мило разговаривал с парой. До меня донёсся серебристый смех женщины. В кенгурухе было жарко, и я думал не о деле, а о том, как поступить - не снимать её и потеть дальше, или снять и остаться в злосчастной чёрной рубашке. 

На столике красовались красивые штуковины, вроде канапе. Я уж было протянул к ним руку, но тут увидел, что Маврин куда-то свалил.

Зато в зал вошла другая женщина, приятная, темноволосая, в простеньком платье, наверное, прислуга. Женщина с пышными каштановыми волосами что-то сказала ей. Обе посмотрели на меня и улыбнулись. Я почувствовал себя голым и отошёл подальше. Хотелось отыскать Маврина, но тот, как назло, как будто сквозь землю провалился. Воспользовавшись моментом, я подошёл к столику и положил таки в рот какую-то вкуснятину из тёмного копчёного мяса.

Тут двери распахнулись, и я застыл с набитым ртом.

В зал вошли четверо, вернее трое вошли, а третий вкатился. Первым шёл Егор, на лице которого читалась явная раздражённость. Вторым - какой-то ужасно представительный тип со сжатым ртом и лысеющей головой. Третий сидел в инвалидной коляске и был совсем дряхлым стариком. Катил его Ирек, такой из себя важный, элегантный и прилизанный, что просто тьфу. Может, тут должна быть и Марта? Я пошарил глазами, но так и не обнаружил её.

Непрожёванный комок с трудом пролез по пищеводу.

Первым заговорил лысый. Просто болтал какую-то ерунду, и все мило улыбались. Я плохо слушал, потому что, во-первых Маврин делал мне какие-то знаки, то ли подзывая, то ли прогоняя, во-вторых, на меня смотрел старик. Он уставился на меня, как только его ввезли, и смотрел тяжело, не мигая, чуть покачивая тяжёлой головой на слабой шее. Было ему, должно быть, лет сто.

Само по себе это не было ни странно, ни страшно, но мне, как на грех, припомнился другой дед, из моего старого сна, и я под шумок спрятался за колонну.

Всё шло не так, как я себе представлял. Всё шло вообще никак. Я-то примерно полагал, что мне ткнут пальцем в нужного человека, и я покручусь-поверчусь и, глядишь, что-нибудь, да узнаю. Как бы ни так!

Темноволосая женщина подошла ко мне с подносом. Я взял фужер с шампанским и выпил содержимое в один глоток. Пузырьки предательски ринулись в нос.

-  Салфетку?

Мне захотелось провалиться. Женщина чуть улыбнулась. Нет, она была тут была явно не прислуга.

- Спасибо.

- Пожалуйста. Что, не в своей тарелке?

Если издевается, топофиг  подумал я. Мне-то что?

- Совершенно верно. Не мой уровень, если вы это имеете в виду.

- Ну почему же так сразу?

- Как уж есть. Зато честно.

- Зачем же вы тогда приехали? Или вы… сопровождающее лицо?

- Типа того, - ответил я. - Вроде шофёра.

- Герман - мой коллега и помощник, - материализовался Егор. - Познакомься, это Кристина. Извините, мы ненадолго отлучимся.



Надежда Гусева

Отредактировано: 16.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться