Не магией единой

Размер шрифта: - +

Попутчик - непонятно кто

Всем известно, что купцы и ростовщики ничего не делают бесплатно. Пусть даже Ник сам не купец, но он из купеческой семьи, к тому же эту поездку ему организовал отец. Почему кому-то из них не безразлично убийство Эльзы? Купечество не вмешивается в дела благородных семейств, если, конечно, на этом нельзя заработать. Значит, кто-то готов платить, и, судя по расходам на коня и костюм, платить хорошо.

А если парень так ловко врёт, что я не чувствую его лжи, и он никакой не купеческий сын и не стражник? Кто же он тогда? Кто так ловко умеет метать кинжалы? Это не оружие благородных, и разбойникам оно тоже ни к чему, им хватает луков. Когда-то в королевстве была Гильдия убийц, но с ними покончила ещё моя прабабушка. Вот убийцам такое умение в самый раз. Может, семьдесят лет назад уничтожили не всех, и Гильдия до сих пор тайно существует и действует? Но тогда что Нику нужно в школе? Там ведь уже есть один убийца, знать бы ещё, кто.

У меня голова шла кругом, а Ник тем временем, продолжая улыбаться, стал насвистывать какой-то задорный мотив. Я его спросила, что это за песня, но он мне не сказал. Заявил, что песня до ужаса неприличная, и благородным леди её слова ни в коем случае слышать нельзя, иначе они перестанут быть благородными. А вот мотив – можно, это всего лишь музыка.

Его слова о благородных леди натолкнули меня на одну интересную мысль. С этим парнем не помешает подружиться, неважно, кто он, хоть стражник, хоть наёмный убийца. Мама и рассказывала, и показывала, как правильно вести себя с нужными простолюдинами. Она по работе часто сталкивается с чернью, и далеко не все они готовы беспрекословно повиноваться благородной леди. Угрозы и наказания помогают не всегда, их лучше оставить на крайний случай. Если у меня всё получится в школе, мне тоже, заняв министерское кресло, придётся иметь дело с чернью. Так почему бы не попробовать излюбленный мамин приём прямо сейчас?

- Ник, а ты точно не из благородных? – невинно поинтересовалась я.

- Точно, - уверенно заявил он, перестав свистеть. – Ручаюсь, во мне нет ни капли благородной крови. Это плохо?

- Не знаю, - я пожала плечами. – Мне бы хотелось, чтобы ты говорил со мной, как с равной. А то чувствую себя старушкой, хотя мне, как ты говорил, ещё в куклы играть.

- Равенства вдруг захотелось? Неужели ради слов похабной песенки?

- Нет. Я думаю, эту песенку неприлично знать не только благородной леди, но и простой порядочной девушке.

- Что-то знать – всегда прилично, - возразил Ник. – Но петь такое при тебе я всё равно не буду, уж извини. Только насвистывать. Кстати, наше равенство – только пока мы вдвоём?

- Как обращаться ко мне при других – смотри сам. Уверена, разберёшься.

- Хорошо, разберусь. Раз мы с тобой внезапно стали равными, предлагаю позавтракать. Спешил, чтобы тебя перехватить по дороге, вот и пришлось ехать голодным. Как раз вон там вижу удобную для этого дела полянку.

- Но я хочу побыстрее добраться до школы, - попыталась отказаться я, но тут у меня забурчало в животе, я смутилась и замолчала.

- Согласие внутреннего голоса Алисы получено, - рассмеялся Ник и направил коня на поляну.

Я, смирившись, последовала за ним. Он слез с коня, я тоже спрыгнула на землю и привязала свою лошадку к дереву так, чтобы она могла пощипать траву. А Ник растерянно стоял, держа коня под уздцы, и пытался сообразить, как ему сделать то же самое. Похоже, он действительно не знал, как ухаживать за лошадьми. Привязывать пришлось мне, что поделать – равенство, значит, равенство.

Зато седельные сумки он снял сам, и мои тоже. Я достала хлеб, копчёное мясо и флягу с холодным чаем. В дорогу обычно берут вино, но мама решительно заявила, что оно не только утоляет жажду, но иногда ещё и лишает девушек остатков разума, вот и пришлось взять чай. Хлеб и мясо я порезала кинжалом, получилось всего четыре небольших сэндвича, по два каждому, хотя я так проголодалась, что съела бы все десять.

Но беспокоилась я зря. Оказалось, Ник вёз с собой такое количество провизии, что её хватило бы на небольшой военный отряд. Тут было и мясо, и сыр, и варёные яйца, и огромное количество пирожков. Десерт тоже не забыл – яблоки, груши, и ещё какие-то фрукты, которых я даже не знала.

- Когда я куда-нибудь уезжаю, мама вечно даёт мне в дорогу столько еды, сколько помещается в сумках, - немного смутившись, пояснил Ник. – Пирожки вот всю ночь пекла, глаз не сомкнула. Ладно, Алиса, ты тут почисть, порежь, в общем, разберись, а я схожу за хворостом, заодно и воду поищу.

- Зачем хворост?

- Для костра, зачем же ещё?

- Но ведь мы не будем ничего готовить, и греться в такую жару не нужно.

- А я хочу костёр! С ним как-то уютнее. Могу я позволить себе такой каприз?

Прихватив с собой маленький топорик, Ник отправился в лес, а я, раз уж осталась одна, решила рассказать маме о неожиданном попутчике. Внимательно меня выслушав, мама пообещала выяснить, что это за купец, который вместе со своим сыном вчера был в посольстве Иного мира или где-то поблизости. За посольством непрерывно следят сыщики МВД, они не могли не заметить. А пока посоветовала держаться настороже, и при случае заглянуть в его сумки, вдруг там найдётся что-то интересное.

Тут из леса выскочил Ник с охапкой хвороста, и я не успела выключить свой хрустальный шар. Мама тоже не успела. Ник бесцеремонно заглянул в шар и издевательским тоном произнёс:

- Здравствуйте, леди министр! Не беспокойтесь за свою прелестную дочь. Ей ничего не грозит, с моей стороны – уж точно. Если хотите пошарить по моим вещам – пожалуйста, я не против. Там нет ничего секретного. Лишь бы ничего не пропало.

- Кто ты такой? – мама не ответила на приветствие, а холодом её голоса можно было заморозить небольшой пруд.

- Меня зовут Николас, я буду учиться в той же школе, что и леди Алиса.



Алекс

Отредактировано: 29.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться