Не магией единой

Размер шрифта: - +

Весёлый Король благословляет

Снилась мне кромешная тьма, но во сне я обладала ночным зрением, хоть и не очень сильным. Видела, что пол устлан шкурами, а на шкурах лежат некрасивый юноша и симпатичная, но уж очень молоденькая девушка, почти девочка. На вид – лет двенадцати от роду, но явная иностранка, а с чужаками всегда можно ошибиться.

Она смуглая, это я разглядела даже ночным зрением. У нас так не загорают даже крестьянки южных провинций, хоть и проводят на солнце всю жизнь. А ещё у этой девушки была очень странная причёска. Я, как и мама, иногда увязываю волосы в хвост, знаю женщин, которые делают два хвоста, а у этой – никак не меньше десяти. Никогда такого не видела. Слова она произносила с ужасным акцентом, а в конце вообще перешла на чужой язык. Юноша говорил почти по-нашему, но вся его речь казалась какой-то древней, давно устаревшей. Да и у неё тоже, просто из-за акцента я поначалу не обратила на это внимания.

- Всё, сие случилось крайний раз, - улыбаясь, произнёс он, но даже улыбка не сделала его симпатичным. – Я чую себя изнеможенным и язвлённым.

- Я и сама зело изнеможенна, - хихикнула девица. – В деле на тебя подивилась, ибо ласки – тоже дело. Люб ты мне, и я согласна стать твоею. Нет нужды младших моих сестёр кликать.

- Ежели ты так юна, то сёстры твои, видать, совсем крохи?

- Они – крохи. А я – давно не юница! В набеги хожу уже два солнечных оборота, убила с десяток вражеских воинов, а жён, детей и стариков, что пали от моей руки, и Боги не сочтут! И ещё я – зело могучая ведьма. Не такая, как те, что в твоём народе есть, ибо не могу магией бить или душить, как они, зато ко мне порою Боги прислушиваются.

- Не хвались через край, раз не юница.

- Не хвалюсь я, ибо правду реку! Ты мыслишь, что своею волею пришёл ко мне? Нет, я сама тебя приманила, обильную жертву принесла Богам в степном Храме, и звериную, и человечью. Ибо зело хотела стать королевою у таких, как ты, и стану ею!

- Непременно станешь, кто ж спорит. Только ты наши обычаи блюсти должна. Не убивать от безделия или по капризу, как у себя привыкла, ходить одетой, даже когда зело жарко, волосы по плечам распустить, и много ещё такого всякого прочего.

- Ладушки. Сама сие разумею. Ибо с волками жить – по-волчьи выть. Но и ты запомни: динес лен угор сунеш!

- И что сие означает? – не понял её парень. – Убьёшь, если свершится что?

- Ты запомни, что я молвила: динес лен угор сунеш! А что свершится, о том после доведаешься.

- Как же я смогу доведаться, ежели ты меня убьёшь?

И тут я проснулась, гораздо позже, чем надо бы. Не поручила сторожевому демону разбудить, вот и проспала всё, что могла, начиная с завтрака. Ник уже не спал, он шарил подо мной обеими руками, и при этом бурчал под нос что-то неприличное.

- Что ты там ищешь, Ник? – спросила я. – Там ничего нет, кроме меня и простыни. Простыню ты давно нащупал, а если хочешь просто потрогать меня, то это делается не так.

- Не выдумывай, Алиса. Я ищу меч. Где он? Не хотелось бы порезаться, он очень острый.

- Меч ты выбросил на пол, вон он лежит, - показала я.

- Я выбросил?!

- А кто?

- Не знаю. Может, ты?

- Зачем мне его выбрасывать?

Ник вытащил из-под меня руки и вскочил с кровати, мгновенно оказавшись у своего меча. Придирчиво осмотрев лезвие, недовольно поцокал языком – видно, от удара об каменный пол оно слегка выщербилось. Ник убрал меч в ножны, потом вытащил из-под подушки кинжал и спрятал его в сапог.

- Ты разговаривала во сне, - сказал мне он. – Но я не понял ни слова.

- От того и проснулся?

- Да.

- Хоть какая-то польза. Мы проспали.

- Ничего страшного. Позавтракаем, и пойдём на занятия.

- Мы проспали завтрак. Или у тебя осталась еда?

- Не осталось, но здесь, как я понял, от голода никто не умирает. Найдём что-нибудь. Лучше скажи, что такое «динес лен угор сунеш»? Это на каком языке?

- На каком – не знаю. Я просто повторила, что услышала во сне. Наверно, одно из южных наречий, потому что это произнесла южанка. Какая-то угроза. Девушка говорит, что убьёт парня, который ей нравится, если что-то произойдёт.

- Ну, тогда понятно, что должно произойти.

- Мне непонятно. И парню, которому она это сказала – тоже.

- Это же очевидно, Алиса! Она его убьёт, если он ей изменит. Помнишь, что пообещала дочь вождя варваров Весёлому Королю?

- Ник, это были они! – воскликнула я. – Как же я сразу не догадалась? Только король из моего сна – чуть ли не урод. Я же видела его портреты – он намного симпатичнее. Да и потом, девица-варвар в него влюбилась.

- Придворные живописцы, думаю, рисуют королей гораздо красивее, чем они есть на самом деле. Иначе у них могут быть неприятности, вплоть до виселицы. А что влюбилась девица – нормально. Корона – мощный артефакт. Она здорово повышает своему носителю привлекательность.

Я вспомнила сказки, по которым мама учила меня читать. Там благородные леди с мелкими титулами мечтали о прекрасных принцах. Даже прекрасные герцоги их совершенно не интересовали. Маленькая Алиса была с ними полностью согласна. Если бы тогда кто-нибудь посмел намекнуть, что через десять лет ей будет приятно внимание простолюдина, этот кто-нибудь сполна ощутил бы на себе всю мощь её магии!

Вкратце пересказала Нику несколько таких сказок. Оказалось, он их все знал, только в «его» сказках девушки были простолюдинками. Я сказала, что принц не может жениться на простолюдинке, а он ответил, что принц не станет жениться ни на ком, кроме принцесс из других королевств и дочерей высшей знати из своего. Я уже набрала воздуха, чтобы объяснить, в чём разница между «не может» и «не станет», но Ник сбежал в душевую. Пока он там приводил себя в порядок после сна, я связалась с мамой.



Алекс

Отредактировано: 29.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться