Не магией единой

Размер шрифта: - +

Ищем, кому выгодно

Пока мы выбирались из служебных помещений, я рассказала Нику, что сыщики, если верить их докладу в министерство, полностью сняли подозрение со слуг. Всё оказалось очень просто – они ещё раз допросили демона-надзирателя, и выяснили, что он в полночь снимает наблюдение только с этажа, где живут школяры. Демон заявил, что никто из слуг за всю ночь даже не пытался покинуть подвал.

- Во дают ребята! – восхитился Ник. – Сперва объявили демона мёртвым, потом снова допрашивают. И все делают вид, что допрос мертвецов – самое обычное занятие.

- Им отдан приказ найти убийцу любой ценой. Даже если все узнают, что творится в школе.

- Чтобы снять подозрения со слуг, не нужен никакой демон. Вылезти в окно могли только тот пьяница, который чинит краны, и истопник. Пьяница в запое, он отпадает. А истопника мы видели, помнишь, он дрова нёс?

- Помню.

- От него воняет так, что аж глаза слезятся. Не представляю, чтобы Эльза повернулась к такому типу спиной.

- Ты с самого начала считал, что убийца – кто-то из магистров. Но так и не объяснил, почему.

- Мотив, Алиса. Смотри, кому выгодно. Что получает любой из слуг от её смерти? Ничего. Разве что спёр бы что-нибудь из её комнаты, но спереть гораздо проще без убийства.

- Ник, почему не слуги – разобрались уже три раза. Ты мне скажи, почему не школяры.

- Всё тот же мотив. В школе нет никого, кому было бы выгодно прикончить девчонку. Разве что чинушам, над которыми она издевалась. Кстати, Гизела говорила, что Эльза была далеко не самой злобной их обидчицей. Да и ни на что эти чинуши не способны, ни убить, ни обмануть сыщиков.

- Я тоже чинуша, не забыл?

- Ты на них ни капли не похожа. Ты действуешь, а они ноют.

Я мысленно вздохнула. Пока что от моих действий вообще никакого толку. Но всё равно приятно.

- Ник, а как же все эти любовные истории? Разве ради любви не убивают?

- Где ты тут видишь любовь? Сплошной разврат. К тому же она была фавориткой принца. Кто в здравом уме посмеет бросить такой вызов сразу двум могущественным династиям королевства?

- Ты уверен, что они тут все в здравом уме?

- Не связываться с королевской династией хватит ума у самой последней дуры.

Я вспомнила мамины слова. «Это может очень плохо кончиться, особенно для нас с тобой», сказала мне она. Мама, конечно, не дура, тем более, не последняя, но Ник, похоже, прав.

- А страх, что герцог узнает, кто опозорил его дочь? Магистры этого боялись.

- Боялись уже после её смерти. А раньше – что им угрожало? Герцог наверняка и сам здесь учился, так что прекрасно знаком с местными нравами.

- А если она всё-таки отяжелела? Тогда герцог перестал бы закрывать глаза на все эти шалости. Принц нам сказал, что она не тяжёлая, и он не врал, но она же могла и выдумать, а потом пригрозить.

- Беременность Эльзы приписали бы принцу. Она его фаворитка, а не кого-то из магистров. Хлипкий мотив. Скажи ещё, что она что-нибудь лишнее о ком-то узнала, и ей кинжалом заткнули рот.

- Почему нет? Тот же магистр гимнастики прямо просится на плаху. Если бы герцог потребовал, никакой школьный устав не спас бы извращенца!

- В школе постоянно держат такого, как этот гимнаст. Герцог об этом и так знает.

- Ник, что-то я тебя плохо понимаю. Ты сам говорил – ищи, кому выгодно. Теперь говоришь, что не выгодно никому.

- Нет, не совсем так. Не выгодно никому в школе. Значит, выгодно кому-то за школьным забором.

- Но демоны сказали, что в ту ночь чужих тут не было.

- О наёмных убийцах леди Алиса, будущий министр внутренних дел, конечно же, никогда не слышала.

- Гильдию убийц уничтожила моя прабабушка.

- Ну, этот убийца не из Гильдии, даже если её разгромили не до конца или потом воссоздали.

- Хорошо, не из Гильдии, но почему обязательно магистр?

- Понимаешь, выбор исполнителя очень зависит от личности заказчика.

- Нет, не понимаю.

- Смотри, Алиса, если кухарке надо кого-то убить, а сама она не справится, кого она может нанять?

- Не знаю.

- Бродягу может?

- Конечно.

- Мясника?

- Почему нет?

- Ювелира?

- Какой из ювелира убийца?

- Ладно, ювелира не нужно. А рыцаря? Из него убийца что надо.

- Рыцарь не станет этого делать. Есть целый Рыцарский кодекс, даже если ты, простолюдин, о нём никогда не слышал.

- Вот! Кухарка не может нанять рыцаря. А какой-нибудь граф? Или барон?

- Если рыцарь – вассал графа, достаточно просто приказать, - я вспомнила уроки истории.

- Приказали – и кодекс полетел на мусорник. Чудесно. Но не будем отвлекаться. Так что, чужого вассала нанять никак нельзя?

- Это будет предательством.

- Так можно или нельзя?

- Наверно, можно. К чему тут все эти рыцари и кухарки?

- К тому, что мы точно знаем, кто заказчик.

- Ник, ты возомнил себя королём?

- С чего вдруг такой вопрос?

- С того, что «мы» о себе говорят короли. А если «мы» – это ты и я, то мы не знаем точно. Если не знаю я, то не знаем и мы. Так нам объясняли на уроках логики.

- А ты подумай, кому выгодно, чтобы Эльзу убили.

- Много раз уже подумала. Никому. Её смерть никому ничего не даёт.

- Даже если убийца не будет найден? Ты же ясновидица. Взгляни, к чему это всё приведёт. Хотя и ясновидения не нужно. Зачем ты здесь? Что ты хочешь предотвратить? И кому будет выгодно, если убийцу так и не найдут?

Я так и застыла посреди коридора. Выгодно, конечно, герцогу – он станет королём. Но ради этого убивать собственную дочь? Это каким же чудовищем нужно быть? Неужели блеск короны настолько затмил ему глаза?

- Убить собственную дочь, - повторила я вслух. – Невозможно!



Алекс

Отредактировано: 29.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться