Не магией единой

Размер шрифта: - +

Внезапно появляется Бог

Комната была чуть побольше, чем у школяров, но и она с трудом вмещала людей, пожелавших в ней находиться. На кровати лежал магистр гимнастики, положив раненую ногу на две подушки. Место укуса стальной крысы было замотано бинтами – полосками тонкой белой ткани, сквозь которую проступала красная жидкость. Я сперва подумала, что кровь, но присмотревшись, поняла – это что-то другое, не бывает крови с таким малиновым оттенком.

Возле него на табурете сидел заплаканный мальчишка, тот самый тощий недомерок, который ночью кромсал кинжалом одеяло Ника. На другом табурете, стоящим чуть поодаль, устроилась магистр живописи. Вытянув свои длинные ноги до середины комнаты, она читала какую-то книжку, судя по картинкам – рыцарский любовный роман. Неподалёку от неё стоял главный магистр, он что-то говорил, но замолчал, едва мы вошли.

- Вон отсюда! Оба! – прошипел магистр гимнастики, бросив на нас злобный взгляд.

- Так не пойдёт, дорогой друг, - весело ответил Ник. – Ты ко мне явился без приглашения, так что теперь терпи ответный визит. Моя стальная крыса хоть и отравилась тобой, но самую малость. Она себя чувствует нормально, а ты? Доживёшь до плахи?

- Доживёт, - фыркнула магистр живописи. – Хотя у него неприятное нагноение.

- А вы что, здешний доктор?

- Да, обязанности целителя возложены на меня.

- Против нагноения в Ином мире есть лекарства. Если нужно, я могу организовать быструю доставку.

- Не нужно, Николас. В моей аптечке есть все необходимые снадобья. Те, что в Ином мире именуются антибиотиками – тоже. И мазь, вытягивающая из раны гной. Я их уже применила. В школе «Королевская кровь» всё по высшему разряду, не беспокойся. А разве за ночное нападение ему грозит плаха?

- За это – нет. А вот за убийство леди Эльзы…

- Я не убивал её! – заорал гимнаст. – Сколько можно повторять?

- А кто, дружище? – Ник говорил с ним ласково, как с давним товарищем.

- Не знаю!

- В общем, не так и важно, убивал ты её или нет. Казнят за это тебя. Магически убийцу не нашли, ищут другими способами. И всё, что обнаружили, аж кричит, что убийца – ты. Вот смотри. Тот, кто убил леди Эльзу, вылез в окно и дальше ушёл по стене.

- Чушь! Никто здесь не лазит по окнам!

- Не отрицай очевидного, идиот! – неожиданно рявкнула женщина. – Через дверь убийца не уходил, значит – через окно!

- Ну, пусть так, - согласился перепугавшийся гимнаст. – Но при чём тут я?

- Ну, а кто тут, кроме тебя, такой ловкий, что смог спуститься по стене?

- Но я даже не умею пользоваться кинжалом! У меня его вообще нет!

- А это отлично объясняет, почему убийца работал школьным кинжалом, а не собственным.

- Я не смогу никого убить ни своим кинжалом, ни школьным!

- Ладно, ты не можешь. А твой дружок? Забыл, как этой ночью он убивал спящего меня?

- Врёшь! Тебя там не было!

- Конечно, не было. Только поэтому я и остался жив. На меня вы напали вдвоём. Может, и на Эльзу вдвоём?

- Но зачем мне или ему убивать девочку? – несчастный магистр чуть ли не плакал, понимая, что таких доказательств хватит любому королевскому судье, особенно когда дело должно быть раскрыто любой ценой.

- И это мы ночью выяснили. Твой дружок очень даже разборчиво объявил, что он ненавидит женщин, поскольку именно из них проистекает всё зло мира.

Мальчишка повернулся к Нику, его лицо было искажено ненавистью, наверняка собирался атаковать магически. Ник шагнул вперёд и чуть в сторону, и ухватил малолетнего женоненавистника за нос.

- Пусти, чернь! – завопил тот.

Ник, конечно, не отпускал, наоборот, крутил нос туда-сюда. Мальчишка тихонько поскуливал и всё пытался нанести магический удар, но у него не получалось даже упереть в Ника взгляд.

- Леди магистр, хоть вы и один из источников всемирного зла, окажите, пожалуйста, юному мерзавцу первую помощь, - попросил Ник и швырнул недомерка к ней. – Я думаю, лучше всего будет нежно прижать его к груди.

- Нельзя так с ребёнком, - магистр осуждающе поджала губы. – Даже если он пытался тебя убить.

- Очень убедительно, - вступил в разговор главный магистр. – Но вы, Николас, должны ещё объяснить, как эти двое обошли заклятие правдивости. Оно уже много веков считается непреодолимым.

- А они запросто преодолели, - всё так же весело и радостно заявил Ник. – Смертельный удар наносил малолетка, мы ночью видели, как он лихо управляется с кинжалом.

- Врёшь! Я не убивал Эльзу! – заорал мальчишка.

Он говорил правду, а Ник врал. Но я не собиралась произносить это вслух.

- Говорю же, по мнению этого благородного малыша, все женщины от рождения виновны во всём, и заслуживают смертного приговора. Разве палач убивает? Нет, он казнит! Казнь – не убийство.

- Я не казнил Эльзу! Я вообще никогда даже не заходил в её комнату!

- Значит, леди Эльзу убили в другом месте, - снова соврал Ник. – Но всё это вы, ребята, расскажете сыщикам, под тем самым непреодолимым заклятием. А меня интересует другое. Зачем ты, дорогой гимнаст, полез в мою комнату со своим дружком? Или скажешь, что не лазил?

- Это не имеет отношения к убийству! – заявил магистр. – Я не стану отвечать.

- А я считаю, что очень даже имеет, - к своему удивлению, на этот раз лжи в словах Ника я не почувствовала. – Ладно, отложим этот вопрос на потом. Раз уважаемый лорд магистр молчит, обратимся к его малолетнему дружку. Просвети меня, о благороднейший сын барона, какой бог сказал тебе, что женщина – сосуд зла?

- Бог, - ахнула магистр живописи. – Но ведь религия в королевстве запрещена!

- Во многих других королевствах – запрещена, у нас – нет, - поправил её главный магистр. – Запрещены только публичные отправления религиозных обрядов и публичные же утверждения о существовании бога или богов. Сами по себе варварские верования дозволены, за исключением некоторых особо отвратительных культов.



Алекс

Отредактировано: 29.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться