Не магией единой

Размер шрифта: - +

Странные воздушные шарики

В комнате Ника всё ещё царил разгром, там никто и палец о палец не ударил. Ник сказал, что хочет не просто убить главного магистра, а разорвать на мелкие кусочки, но вместо этого пошёл ко мне. Мой амулет показал, что никого и ничего связанного с магией поблизости нет, я уже собралась спокойно войти в свою комнату, но Ник настоял, что сначала нужно убедиться, что нет никаких механических ловушек. Как я и ожидала, он ничего не нашёл, и с сознанием исполненного долга собрался лечь на мою кровать в чём был, сняв только пояс с мечом и кинжалом.

- Ты валялся в пыли, - напомнила ему я. – Незачем тащить эту пыль в мою постель. К тому же нужно заняться твоими ранами.

- Ими могла заняться художница. Между прочим, это её обязанность, - он хоть и спорил со мной, но не лёг, остался сидеть на кровати.

- Довольствуйся мной, - я не удержалась и хихикнула. – Снимай сапоги, раздевайся. Полностью раздевайся.

- Я стесняюсь, - покраснел Ник.

- Нечего стесняться. Я буду осматривать тебя как целитель, а не как женщина.

- Ты не женщина, а девочка.

- Ник, я под заклятием безразличия. Твои дурацкие шуточки меня совершенно не трогают.

- Уговорила, - он попытался снять рубашку, но скривился от боли и замер.

- Что такое? – удивилась я. – Не помню, чтобы магистр тебя бил. Ты только разок упал.

- Да тут всё вместе, и сегодняшняя драка, и вчерашняя поездка верхом.

Пришлось раздевать его самой. Рубашку запросто сняла, хоть она кое-где присохла к ссадинам, а вот сапог пришлось разрезать. Я заметила, что Ник прихрамывает, но не думала, что всё так серьёзно. Лодыжка здорово распухла, и сквозь голенище не пролазила.

- И как мне теперь в одном сапоге? – мрачно вопросил он.

- Купишь новые, - успокоила я. – Или ходи в тапочках. У нас так не принято, но все уже знают, что ты из Иного мира, так что не удивятся.

Я магически прощупала ему кости, ни переломов, ни трещин не нашла. Даже вывиха нет. Значит, нужно только чем-нибудь туго перетянуть сустав, и всё само пройдёт за пару дней. Разобравшись с лодыжкой, стала стягивать с него штаны. На них тоже кое-где проступили кровавые пятна, но отдирать от ран не пришлось.

- Набедренную повязку сам снимешь, или тоже мне?

- Погоди. Ты уверена, что разбираешься в целительстве?

- Меня учили. Справлюсь. Думаешь, я никогда не падала с дерева или с лошади? И мои браться не падали? Один раз даже деду кость по кусочкам собрала, он на винтовой лестнице споткнулся, хорошо, что руку сломал, а не шею. Замковая целительница тогда сказала, что и она бы лучше не сделала. А ты запомни – тот, кто не верит в своего целителя, поправляется гораздо медленнее. Если вообще поправляется.

- Но такие травмы нужно перетягивать эластичным бинтом! Меня, между прочим, тоже учили оказывать первую помощь!

- Каким бинтом? – не поняла я.

- Эластичным! Давящим! Посмотри в моей сумке аптечку, там такой есть.

- Что такое «аптечка»?

- Белая шкатулка с большим красным крестом. В ней бинты и всякие снадобья.

Аптечку я нашла. Не знаю, можно ли её назвать шкатулкой, слишком уж плоская. Когда я обыскивала его сумки на привале в лесу, её там не было. Наверно, лежала в тайнике в седле. Её стенки на ощупь показались странными, и я пощупала их магически. Готова была ко всему, даже к Пустоте, но нет, ничего особенного, только вещество совсем незнакомое.

- Из чего она сделана? – спросила я.

- Из пластмассы.

- Мне это слово ни о чём не говорит.

- Ну, что-то вроде затвердевшей смолы, с разными добавками. Не знаю, как правильно объяснить.

- Ладно, неважно, - я открыла шкатулку и нашла в ней растягивающийся бинт. – Это, что ли?

- Да.

- В нём что, примесь каучука?

- Понятия не имею, что такое «каучук». Не забыла, что я не из твоего мира, и язык мне не родной?

- Забыла. Ты очень хорошо говоришь по-нашему. А каучук – это сок гевеи, дерева такого, она у нас не растёт, но купцы импортируют… Постой, выходит, шкатулка тоже сделана из каучука?

- Нашла тему для разговора! Вызвалась исцелить мои раны, так исцеляй!

- В который раз говорю – сними набедренную повязку.

Уговаривать пришлось долго, но я умею убеждать. По крайней мере, хочу думать, что умею. Так что в конце концов обнажённый Ник постоял на одной ноге, опираясь рукой об стену, а я его осмотрела. Серьёзного ничего не нашла, из ссадин самая большая отыскалась на локте, но тоже сущая ерунда, у детей вечно ссажены локти и колени, и ничего. Ещё было несколько мелких ожогов, но это совсем легко – я постоянно вызываю огненную стихию, так что поневоле научилась исцелять ожоги.

- Жить будешь, - заявила я. – Осмотр окончен.

- Посмотрела, и всё? – удивился Ник. – А как же исцеление?

- С ожогами – всё. А ссадины смажу чуть позже. Тогда и ногу тебе перебинтую.

- Но почему не сразу?

- Потому что ты, дорогой, сейчас пойдёшь и смоешь с себя грязь. Снадобья лучше накладывать на чистые раны.

Ещё совсем недавно он шёл, лишь едва прихрамывая, а сейчас не мог ступить на ногу. Пришлось в прямом смысле подставить ему плечо, и опираясь на меня, Ник сумел добраться до душевой. Пока он мылся, сменила платье на халат, а сапоги – на тапочки. Переоделась быстро, и захотела ещё раз взглянуть на аптечку Иного мира. Там многие снадобья упакованы в стальную фольгу. Что же внутри, если упаковка настолько дорогая?

Снова полезла щупать магически. Снадобье внутри фольги не распознала. Как на лабораторке по алхимии, определила атомы. Углерод, кислород, водород – из них Природа может слепить что угодно. Зато когда проверила фольгу, ахнула. Даже не сталь! Алюминий! Почти самый дорогой металл, дороже только золото, и то совсем ненамного. Любая фольга стоит сумасшедших денег, очень уж сложно её делать кузнецам или ювелирам, а если она ещё и алюминиевая…



Алекс

Отредактировано: 29.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться