Не магией единой

Размер шрифта: - +

Уже почти догнала

Поворот, а точнее, узенькую звериную тропку, мы нашли быстро. Ник заявил, что тут никто не проходил, ни конный, ни пеший, иначе на мягкой земле остались бы хоть какие-то следы. Он их не видел, потому что не туда смотрел, я-то сразу заметила, что кто-то совсем недавно отломил от дерева ветку. Нет, не возле тропинки, и даже на другой стороне дороги, но место слома белело отчётливо. Возможно, этой веткой заметали следы. Я читала о таком в книжках о приключениях среди диких варваров, и магистр наверняка тоже это читал.

По тропе мы сначала ехали шагом, даже лёгкая рысь здесь была невозможна – со всех сторон к нам тянулись цепкие ветки, так и норовя если уж не ухватить, так хлестнуть по глазам всадника или лошади. А вскоре мы наткнулись на брошенную ветку, превращённую магистром в подобие метлы. После неё появились следы лошадиных копыт, и я вздохнула с облегчением – не ошиблась, тропинка та, что нужна, а ведь могли быть и другие, тоже не отмеченные на карте.

Вскоре лес стал не таким густым, тропа расширилась, и мы скакали рядом, перейдя на рысь. Довольно скоро впереди между деревьями мелькнул всадник, которого мы преследовали. Ник достал из кармана своё алюминиевое оружие и приготовился из него стрелять. Выжидать ему пришлось долго, но вот, наконец, мы выехали на прямой участок, и теперь магистра от нас не закрывали ни деревья, ни даже ветки.

В руке Ника сверкнуло пламя, а гром грянул такой, что моя лошадка от испуга стала на дыбы, и мне пришлось долго её успокаивать. Конь Ника поступил проще – он взбрыкнул и легко сбросил всадника. Ник ещё и приземлился очень неудачно – на уже повреждённую ногу. Он дико завопил, проклиная сразу коня, магистра и ещё себя за то, что промазал.

- Алиса, догони эту сволочь! – заорал он, закончив с проклятиями. – И пистолет возьми, - он бросил мне своё оружие. – Там снимаешь с предохранителя, и когда жмёшь на крючок, из ствола вылетает пуля.

- Обойдусь как-нибудь, - я швырнула ему обратно эту алюминиевую штуку. – Я не умею этим пользоваться. А вот лошадь сменю.

Его перепуганный конь стоял, раздувая ноздри, и не пытался никуда удрать. Я, применив левитацию, перелетела из седла в седло, устроилась поудобнее, подобрала поводья и слегка сжала колени. Конь прекрасно понял, чего я от него хочу, и рванул с места почти сразу в галоп, мне оставалось только уклоняться от нависающих веток, но их на пути попадалось совсем немного. До стремян я не доставала, ноги у Ника намного длиннее моих, а стремена регулировали под него, но мне это не мешало – я и раньше частенько без них обходилась.

Ещё я беспокоилась, как там Ник. Конечно, это не южный лес со змеями и древесными кошками, и не северный с волками и медведями. Здесь, не считая человека, самый крупный хищник – лиса, а самый опасный зверь – кабан. Нику, с его страшным оружием и подготовкой воина особого отряда, ничего не угрожает, даже если он при падении сломал ногу. Но всё же – он ведь не из нашего мира, мало ли…

Так быстро я ещё никогда не скакала. Конь развил сумасшедшую скорость, и не то что не запыхался, а даже не вспотел. Мне показалось, он рад наконец почувствовать в седле всадника, который не боится упасть. А чего мне бояться? Я, хоть и немного, но владею левитацией, и если что, сильфы мне помогут смягчить падение. Не понимаю, почему папа никогда не разрешал мне кататься на по-настоящему резвых лошадях.

Я быстро догнала магистра. Его конь, раньше ходивший под седлом командира патруля, был хорош, но не настолько. Нику отец купил действительно лучшего. Магистр дал своему шпоры, тот немного ускорился, но мой продолжал всё так же ритмично перебирать ногами, и расстояние между нами вовсе не росло. Беглец понял, что ещё немного такой гонки, и он останется без коня, и остановился, развернувшись в мою сторону.

Я тоже остановилась. Пытаться арестовать подозреваемого в одиночку было бы глупо. Он уже показал, что может быть опасен, зачем же мне рисковать? Я потянулась к седельному карману, чтобы достать шар и вызвать подкрепление, и только тогда вспомнила, что и седло, и карман, и шар остались на моей лошадке. Когда пересаживалась на другого коня, я о них напрочь забыла. Магистр тем временем зловеще ухмыльнулся и достал кинжал, держа его за лезвие, хватом для метания. Судя по Эльзе, он отлично умел это делать.

- Мне терять нечего, - сказал он. – Но если прямо сейчас быстро развернёшься и поедешь обратно, оставлю тебя живой. Понимаешь, жалко убивать благородную леди с такими замечательными коленками.

Ну, вот ещё, нашёл дурочку подставлять спину под кинжал. Хоть бы для правдоподобия потребовал, чтобы я выбросила связной шар, он же не знает, что я сама лишила себя связи. Ладно, нет связного шара, сделаем огненный. Когда боюсь или злюсь, огненные шары у меня получаются на загляденье. А сейчас я боялась кинжала магистра и злилась на сыщиков, которые не только умудрились упустить подозреваемого, но и не додумались его обезоружить.

Магистр на мой шар поглядывал с опаской, бросать кинжал тоже не спешил. Ну, и дождался – я смогла зацепить рукоятку силовой линией и резко дёрнула на себя. Разве можно удержать кинжал, схватив его за лезвие, если кто-то тянет за рукоятку? Он попытался, но получил только порез на ладони.

Кинжал, рукояткой вперёд, летел мне в правую руку, так что огненный шар, горящий возле неё, пришлось бросить в магистра. Заодно быстренько создала ещё один слева, чуть поменьше, и отправила его вслед за первым. Надо было атаковать лошадь, но жечь ни в чём не повинное животное не поднялась рука. Да и не хотела я, чтобы он спешивался. Пешим он сможет полезть в какие-нибудь заросли, тогда придётся слезать с коня и мне, а верхом я чувствовала себя гораздо уверенней.

Большой шар магистр остановил, и тот погас, а вот маленький, похоже, заметил только когда вспыхнула рубашка. Он вскрикнул от боли, сбил руками огонь и быстро развернул лошадь. Я на всякий случай добавила крошечный сгусток огня ему в спину. Магистр завыл и дал лошади шпоры. Я тронула своего коня коленями и поскакала следом.



Алекс

Отредактировано: 29.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться