(не) мой соавтор

Размер шрифта: - +

Глава 1

Я сидела и смотрела на надпись «Антон печатает…» внизу экрана. С очень плохим предчувствием.

И раскалывающейся от недосыпа головой, потому что утром меня разбудил кот. Чёрная морда с белыми лапами, которой позарез понадобилось поиграть, покататься по одеялу, с грохотом сбросить вниз аудиоколонку и сытно поесть, причём сухой корм в миске его совершенно не устраивал. Если бы он с такой же энергией писал за меня интерактивные сценарии, мы давно бы жили на Сейшелах в отдельной вилле.

Словно услышав, о чём я думаю, кот подошёл и требовательно мяукнул.

– Половины банки тебе было мало? – ехидно поинтересовалась я. – Вот и иди отсюда. Я собираюсь писать сценарий и зарабатывать тебе на корм, понял?

Я посмотрела вслед поднятому хвосту. Как ни странно, понял.

И не сразу заметила, что на мониторе появилось новое сообщение.

«Эй, я же тебя помню! Человека, который так расхваливал моё «Море безумия», забыть невозможно».

Я чуть покраснела. Тогда я была совсем новичком, чуть-чуть заочно влюбилась в автора, и, что уж там, моя рецензия была больше похожа на любовное письмо.

А разочарование, когда я узнала, что Ант пишет в связке с Леной вот уже девять лет, очень напоминало ревность.

«Надеюсь, ты не принял меня всерьёз? Я бываю… эмоциональной. Немножко».

Почему-то мне стало неловко сидеть перед монитором, словно Ант мог тут меня увидеть. В растянутой футболке, домашних штанах, наспех сколотой шпильками причёской и уж совершенно точно без косметики. Когда живёшь одна и работаешь из дома, как-то этим не заморачиваешься. Особенно если твоя зарплата напрямую зависит от того, сколько ты времени проведёшь, стуча по клавиатуре, а сколько – полируя ногти и рисуя маникюр со стразами.

Я сбросила футболку и отбросила длинные тёмные волосы назад. Заколки упали на пол, но я не стала их подбирать. Следом я выскользнула из штанов и осталась в лёгком кружевном комплекте, который стоил мне примерно столько же, сколько я в прошлом месяце перечислила налоговой за одноразовую халтурку.

Иногда я себя балую.

Самое смешное, что это работает. Если я хочу написать не левой пяткой, если сцена такая, что умри, а выложись на двести процентов, помогает вообще всё. И фантастическое нижнее бельё, и подходящая музыка, и особенно заныканная в холодильнике шоколадка.

Краем глаза я покосилась на себя в зеркало. Уверенность в себе внезапно скакнула, а на лицо сама по себе выскочила злорадная ухмылка. Может, где-то там Анта и ждёт Лена Вьюжная, но я себя тоже не на Фикбуке нашла.

Я завалились на кровать с телефоном. Скользнула пальцем по экрану, открывая мессенджер.

Естественно, ответ от Анта уже был.

«Не поверишь, я скопировал себе твою рецензию. Очень глубокие мысли».

Я наморщила лоб. У меня? Мысли? Да в моих текстах самая сложная дилемма – брать ли у главного злодея печеньки. Ну или вести ли героиню на сеновал. Тоже, между прочим, нелёгкий выбор.

Мессенджер мигнул ещё одной репликой. На этот раз длинной.

«Кто-то писал мне, что ставить объект своего вдохновения на пьедестал и обожать его на коленях – штука не очень полезная, в первую очередь для самого объекта, который в результате оказывается довольно одинок».

Я почувствовала, что краснею. Когда я писала про объект вдохновения и пьедестал, я имела в виду Анта как автора «Моря безумия», и никого другого. Чёрт. Он что, этого не понял? Лучший автор интерактивных текстов в русскоязычном мире имеет эмоциональный интеллект дырявого валенка? Да нет, он издевается.

«Это была самоирония, – мрачно написала я. – Я поставила тебя на пьедестал, и, собственно, предостерегала себя в рецензии. Чтобы в тебя не влюбиться. Чёрт, я правда это пишу?»

Короткая пауза.

«Очевидно».

Чёрт. Я безнадёжно посмотрела на монитор.

«И удалять, очевидно, уже поздно, – написала я. – А забыть и сделать вид, что ничего не было, и никто ни в кого не это самое?»

«Можно поступить куда проще», – появилось на экране.

Я подняла брови.

«Как? Всё уже безнадёжно».

Ответа не последовало. Я выдохнула. Ну конечно. Он просто вышел из разговора.

А я ведь не зря хвалила его «Море». Он писал эту вещь один, без Лены, и она была потрясающей. Я была спецом в том, что делала. Не самым лучшим, но спецом. И я прекрасно видела, что, несмотря на весь свой талант и романтику, Лена уступала Анту, и сильно. Его сольные вещи были куда мощнее, чище, прозрачнее.

…И вот сейчас я собираюсь написать с ним в соавторстве, и, возможно, испортить его лучшую работу. Ура.

Впрочем, кажется, после нашего обмена репликами мне уже нечего будет запарывать. Разве что трусики от Интимиссими, которые я буду перешивать в бабушкины панталоны от отчаяния.



Ольга Силаева

Отредактировано: 02.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться