(не) мой соавтор

Размер шрифта: - +

Глава 5

На следующее утро я ехала в наш головной офис. Собственно говоря, у «Иннэйт» всего один офис и был, но куда мы, писатели, без пафоса? Да и пьянку в «головном» офисе устраивать веселее.

Надо будет уговорить Ромку переименоваться в штаб-квартиру. Может, хоть перестанут таскать крымский портвейн в переговорку.

Вообще, конечно, меня порой раздражала необходимость приезжать в офис каждый раз, когда нужно было что-то подписывать. Но сканов и электронных подписей Ромка не признавал, а на призывы шагать в ногу со временем грозился переехать с Автозаводской аж в Капотню. Так что желающих устраивать революцию не находилось.

В кармане звякнул телефон. Я автоматически полезла за ним, успела увидеть имя Анта на сообщении – и заорала дурным голосом, когда прямо перед моим носом у шлагбаума с визгом затормозил чёрный «Фольксваген».

Я так растерялась, что даже не поняла, кто был виноват. Я? Водитель? Шлагбаум?

Наверняка шлагбаум. Вид у него был крайне подозрительный.

Сердце колотилось как бешеное, и я бы с радостью посидела пару минут на асфальте. Но в следующий миг хлопнула водительская дверца, и мне пришлось поднять взгляд…

…На мужчину лет сорока в распахнутом элегантном пальто, высокого и нескладного, но сероглазого и привлекательного. С той неуловимо-уверенной аурой, которая порой искрит с обложек «Форбс».

Хм. А день-то налаживается!

Несколько секунд мы настороженно смотрели друг на друга. А потом он меня удивил.

– Вы говорите по-немецки? – спросил он. На безупречном английском языке, но я тут же уловила акцент. И с сожалением покачала головой. Прости, красавец, не твоя я судьба. Хотя, конечно, могло бы быть дас ист фантастиш. Особенно безупречно строгий тёмный галстук. Эх.

– Только по-английски, – произнесла я на том же языке, удивляясь собственному спокойствию. – Водите осторожнее. Я могу вам как-то ещё помочь?

Он посмотрел на стеклянную дверь здания, потом на меня. Достал из кармана знакомую визитку нашей компании, и я подняла брови. Надо же, какие к нам гости!

– Роман Кора… бельникофф, – произнёс он. – Не знаете ли вы…

Я кивком прервала его.

– Мы работаем вместе. Я вас провожу.

Я осторожно обошла машину и поймала заинтересованный взгляд. Хм. Это ему так приглянулась моя лыжная шапочка?

Я кашлянула.

– Кстати, я Яна Рэйн. Можно по имени, но, если вы с деловым визитом, то, наверное, лучше, мм, обращаться более официально?..

Он вежливо поклонился, открывая передо мной входную дверь.

– Людвиг Байерн, и буду рад назвать вас по имени за пределами этих стен. – По-английски он говорил чуть старомодно, но безукоризненно. – Но, честно говоря, не могу поверить в такое везение.

Я моргнула.

– Хм?

Людвиг широко улыбался.

– Вы Яна Рэйн. Вы знаете, насколько популярен ваш «Апрель» у нас в Германии?

Я растерянно смотрела на него. «Апрель». Моя самая первая визуальная новелла. Я оставила её бесплатной, а фанаты из Польши, Франции и Германии перевели весь текст с моей кривой англоязычной версии своими силами. Бесплатные вещи Анта переводили на восемь-девять языков, включая китайский, и он вообще об этом не распространялся. Это просто было в порядке вещей.

Вот с платными переводами придётся попотеть. Ант предложил оплатить перевод на японский для «Вижуал Артс», но мне не очень-то хотелось взваливать на него одного шестизначную сумму.

Впрочем, придумаю что-нибудь.

– Не знаю, – честно сказала я. – Я ведь не говорю по-немецки. Переводчики обычно пишут мне, что новелла хорошо зашла, я благодарю их за огромную работу, и больше мы не переписываемся. Разве что для того, чтобы обновить версию.

– И вы не отслеживали рейтинги?

– Я не интересуюсь такими вещами, – совершенно серьёзно сказала я. – Не смотрю на рейтинги и не читаю рецензии. Вообще. Иначе я начинаю завидовать и бить посуду, и это мешает мне работать. К тому же кот может порезаться осколком.

Людвиг несколько секунд ошарашенно смотрел на меня, потом рассмеялся.

– Вы очень мудро поступили, что сделали эту вещь некоммерческой, Яна. Её всё ещё продолжают обсуждать, и читатели требуют продолжение.

– Ну… дурное дело нехитрое, – пожала плечами я. – Любой каприз за ваши деньги. А сколько, собственно, денег?

Людвиг широко улыбнулся.

– Мы обязательно переведём все ваши следующие вещи на немецкий. Я лично организую рекламную компанию. Любовь отлично продаётся.

Я невольно улыбнулась ему в ответ. Кажется, этот циник из братской Германии нашёл самый короткий путь к моему сердцу. Лесть, деньги и безупречная элегантность. Я с лёгкой тоской подумала об Анте. Эх, Людвиг, Людвиг, если бы ты ещё и писать умел…



Ольга Силаева

Отредактировано: 02.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться