Не молчи

Глава 3

Оксана старательно удерживала на лице улыбку, когда вернувшись с прогулки кормила дочку, укладывала ее спать и читала сказку. Получалось плохо, но девочка ничего не замечала. Как не замечала пока многого. А вот ее мать видела все. И сейчас увиденное грозило вылиться в истерику. Напряжение сковывало мышцы лица, а все тело начинало мелко дрожать. Но Оксана не позволила ни слезинки скользнуть по своему лицу, пока не осталась наедине с собой  и своими ужасающими мыслями.

  Молодая женщина стояла под обжигающими струями воды, обхватив себя руками за плечи, и мерзла от внутреннего холода, сковывающего сознание и чувства. Перед глазами мелькало все, с чем она сегодня столкнулась. Это было не впервые, это повторялось раз за разом, но к этому не привыкнешь и не станешь игнорировать. Это каждый раз больно и ужасно. И кажется, что даже больней предыдущего.

  Оксане очень редко удавалось выбраться с дочкой на прогулку. В будние дни было уже поздно, когда она возвращалась с работы, и с дочкой гуляла Светлана Павловна. А в выходные Оксана просто хотела быть с Надей наедине: общаться, беседовать, играть и беситься. Но порой женщина ловила себя на мысли, что это желание – быть только вдвоем – обосновано лишь ее страхом выйти на улицу  и снова увидеть все то, что заставляло ее так переживать и страдать. Возможно, это было трусостью с ее стороны, но было выше ее сил.

  Вот и сегодня она очень не хотела никуда идти, но пообещала Наде прогулку. Да и не спрячешься от мира в четырех стенах, рано или поздно она все равно будет видеть подобное. Будет видеть, с какой жалостью на нее и ее дочь смотрят другие родители. Будет замечать старательно скрываемое презрение. Будет обращать внимание на противное любопытство, которое так откровенно демонстрируют некоторые люди, не имеющие понятия, что такое тактичность. Она будет с горечью смотреть, как многие родители в каком-то защитном жесте прижимают к себе своих детей, будто боясь того, что Надя заразит их, закрывают их собой или же моментально уходят подальше от них, отгораживаясь и спасаясь будто от проказы. Она будет осознавать в их глазах облегчение, что их минула такая беда. И она не имела права судить их за это. Она будет слышать шепотки за спиной, жалеющие ее, но вместе с тем такие обидные. И в этом шепоте для нее скрывается то отношение, которое люди часто имеют к таким детям, как ее дочь – считают проклятием. Да, возможно, это правильное слово – проклятие. Но оно не ее лично, не ее дочери. Это проклятие всего мира. И нельзя отгораживаться от таких вот проклятых, нельзя осуждать и презирать их за то, что они есть. Это, в первую очередь люди, дети. Это близкие кому-то и любимые. Это те, ради кого стоит жить и любить. Но все это не понять тому, кто не столкнулся лично. А что может тот, кто лишь видит это со стороны? Только бояться и жалеть.

  И вот это – жалость и страх – безумно угнетало Оксану. Это давило так, что не описать словами, вызывало в душе такую подавленность, что становилось физически плохо. По щекам текли слезы, а все тело билось в истерике. Это было мучительно осознавать, понимать, что все это направлено на тебя, на твою семью, на твою любимую дочь. И с ужасом, со страхом и паникой молодая женщина понимала, что рано или поздно это понимание придет и к Наде. Это сейчас, в силу возраста, особенностей болезни девочка еще не понимает происходящего. Не знает, почему некоторые родители вдруг подбегают к ней и уводят своих детей, не позволяя вместе играть. Не знает, отчего дети постарше смеются над ней или косо смотрят. Но ведь однажды она повзрослеет и поймет все это. Как она сможет жить с этой жалостью во взглядах окружающих? Как сможет быть счастливой и довольной, видя, что от нее шарахаются? И это было по-настоящему страшно. Страшно знать, что твой любимый человечек, твоя частичка почти наверняка будет одинока, что никто кроме тебя самой не даст ей той любви и заботы, на которую имеет право каждый человек. Можно было надеяться лишь на чудо. Но оно было так редко, что Оксана боялась в это верить. Что если ее ожидания и надежды не оправдаются? Что тогда будет с ее сердцем и душой, так болеющими за родного человека?

  Девушка провела под водой наверно около часа, прежде чем выплакалась и успокоилась. После истерики ощущалась слабость во всем теле, какая-то меланхолия и заторможенность. По пока этого никто не видит, она может себе позволить расклеиться. Никто не знает, как сильно и вот так тяжело Оксана переживает свою жизнь в последние пять лет. Никто не видит ее слез и отчаяния. Для всех она должна быть сильной и уверенной. Особенно для дочери. Она не хочет видеть жалость в глазах своих подчиненных, своей подруги, своей жалостливой няни. Да, тоску и грусть не спрячешь, как ни старайся, но вот такую слабость она не имела права выставлять напоказ, это касалось только лично ее, и никого больше.

  Но как же сильно хотелось обратного!! Просто невыносимо! Она желала бы разделить с кем-то свою боль и тяготы существования, заботу о дочери и себе самой. Она ждала этого от Славы, когда выходила замуж. Он обещал ей это все. Но как же быстро он отказался от своих обетов и клятв, спасовав перед первой же трудностью. И это было непростительно, это тут же убило всю любовь к этому мужчине. То, как он поступил с ней, с дочерью мгновенно разбило ей сердце. А его слова до сих пор отголоском звучали в голове: « оставь ее», «брось», «выбери меня». То, что совершил он, Оксана никогда не забудет. Именно он оставил ее наедине с собой, своим горем и проблемами. И в тот момент это было осознавать, понимать и приминать тяжелее всего. Сейчас Оксана уже привыкла, смирилась с тем, что все на ней, что она сама по себе и не на кого рассчитывать. Но это не значило, что она не хотела бы обратного. Хотела, но сомневалась, что это возможно. Если уж любимый человек, муж, отказался от них с дочерью, то может ли она рассчитывать, что кто-то посторонний ей поможет? Нет. К этой мысли она привыкла быстро, и готова была быть одинокой в этом плане. Но тут появился Костя. Добрый, внимательный, заботливый и нежный. И так хотелось верить в то, что такой человек не сделал бы ничего подобного тому, что сотворил ее муж. Но она не знала, как на подобное отреагирует этот мужчина. Как он себя поведет, узнав правду, прочувствовав весь ужас ситуации, осознав предполагаемое будущее? Хватит ли у него желания и сил согласиться с подобным? Оксана не была уверена, да и думать даже не хотела – зачем обнадеживать себя еще и этим. Да, ее муж подлец, да, она не должна всех мужчин теперь считать такими же. Но и расслабиться, довериться и открыться она тоже не может. Не имеет права позволить еще одному разочарованию действовать на ее и без того измотанную жизнь и сердце. Лучше она совсем откажется от таких надежд на счастье, довольствуясь тем, что есть – общение и прогулки по парку.



Павлова Александра

Отредактировано: 20.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться