Не моя сказка

ГЛАВА 4.2. БОЛЕЗНЕННАЯ

***

У-у-у… как же тут все болит-то! Вот, зачем, я, спрашивается, сюда возвращалась? Чувствую себя асфальтом, по которому каток несколько раз туда-сюда проехал, чтобы лучше лежало. А в голове, как в той песне: «Вечерний звон, БОМ! БОМ!». Еще и трясет кто-то за плечи, настырно так.

- Алиса, вернись, пожалуйста, – Эрик. Это он, что ли трясет?

- Мамочка, проснись, – это моя роднулька рядом всхлипывает.

- Да, не тряси ты так, – ого, какой хрип, это я, что ли? – всю душу обратно вытряхнешь, я ж могу и передумать, потом возвращаться…

- Мамочка! Ты проснулась! – и меня обняли такие родные ручки, и плевать, что больно…

- Алиса, ты как? Глаза можешь открыть?

Хороший вопрос. А как тут глаза открываются? Кажется, космическим кораблем управлять легче, чем этим телом.

- Не-а, – действительно, глаза так пульсируют, что веки просто страшно открывать

- Сейчас Вам станет легче, – это уже Витера.

И действительно, через пару мгновений по телу растеклось тепло, и боль ушла куда-то глубоко, оставив после себя лишь отголоски. О-о-о… как хорошо-то! Теперь и глаза открыть можно. Что тут у нас? Алешкина макушка, – это он забрался рядом со мной на кровать и прижался к моей груди, крепко-крепко обнимая. Эрик, сидит на краю кровати, склонившись надо мной, и обеспокоенно заглядывает мне в лицо. Рядом стоит уставшая Витера, и тоже взгляд такой тревожный. А этот что тут делает? Я даже зажмурилась:

- Сгинь, нечистая!

- Что? – это Повелитель удивился.

Осторожно приоткрываю один глаз… и облегченно вздыхаю:

- Нет, ничего. Показалось.

- Как ты себя чувствуешь? – снова пристал с вопросами Его величество.

- Нормально, вроде… только, вот, покормить бы это тело не мешает, а то оно, кажется, проголодалось.

- Да, да, сейчас. Витера, распорядись, пожалуйста, а потом иди, отдыхай.

- Слушай, Эрик, а ты, случайно, не в курсе, что со мной случилось?

- Дэм сказал, что у тебя произошел неконтролируемый выброс энергии. Если бы он тебя не прикрыл, здесь сейчас были бы руины.

- А что спровоцировало этот выброс, он случайно не рассказал? – вот ведь, блин, решил меня прикопать по-тихому, а сам при этом героем выйти?!

- Сказал, что у тебя резко повысился эмоциональный фон. Похоже, это и послужило толчком. Так иногда происходит с детьми, которые еще не научились контролировать свою энергию. Какое-то очень сильное переживание вызывает такой всплеск, но у детей магический потенциал еще очень слабый, поэтому серьезных последствий не бывает.

Ну-ну. Последний раз настолько сильное переживание я испытывала лет в тринадцать. С тех пор, долго и упорно душила все сильные эмоции на корню и закапывала их как можно глубже, потому что решила, что так легче выживать в мире, полном лицемерия и несправедливости. Это как же надо было постараться, чтобы откопать все те многолетние захоронения?! У Террана, вот, не получилось, а этот только посмотрел…

- Поешь, Алиса. Тебе нужно восстанавливаться.

И правда, на прикроватной тумбочке появился поднос. Даже не заметила, как принесли. Я с тоской посмотрела на крохотную пиалочку с бульоном и стакан какого-то отвара.

- Сразу нельзя много есть, – просветил меня Повелитель, заметив мой взгляд.

- Да, знаю я, не маленькая. Все-таки, пять дней – не пять часов.

- Откуда ты знаешь, сколько прошло времени? – удивился мой собеседник.

- Посчитала. У подружки спросила, какое у них там число, и высчитала…

- У какой подружки? Когда?

В другое время меня бы повеселила его озадаченная физиономия, но в данный момент меня занимал вопрос, как бы так аккуратно подвинуть спящего сына, чтобы добраться до еды.

- Он трое суток не спал, – пояснил Эрик, увидев мою растерянность, – сидел тут рядом с тобой.

Маленький мой. Только ради него и стоило вернуться из того замечательного места сюда. Я нежно провела ладонью по такой родной макушке.

Оторвать Алешку от меня не получилось, поэтому его величество подложил мне под спину еще одну подушку, чтобы было удобнее, и с помощью левитации подвесил поднос передо мной.

Бульон с отваром закончились до обидного быстро. Ну, да ладно, вот встану и совершу набег на кухню…

Повелитель убрал поднос с пустой посудой обратно на тумбочку, переполз через нас с сыном (обойти кровать, видимо, поленился) и устало растянулся рядом.

- Так, как же ты посчитала дни? – вновь поинтересовался он.

- Я же говорю, у подруги спросила… я там гуляла, гуляла, решила на подруг посмотреть…

- Там, это где? – похоже, что у моего собеседника даже на удивление уже сил не осталось, настолько безэмоционально был задан вопрос.

- Нигде. Это я не грублю тебе, не подумай. Там действительно нет ни пространства, ни времени, только голоса какие-то и кляксы бесформенные. И я тоже такой кляксой была…

- Мы так и подумали, что ты за Грань ушла. Удивительно даже, как вообще вернулась. Если бы не Алексей, мы бы еще два дня назад прекратили попытки тебя вернуть. Трое суток – это максимум, после которого уже не возвращаются.

- Почему?

- Что, почему?

- Почему такое временное ограничение?

- Те, кто побывали за гранью, рассказывали, что там слишком хорошо, настолько, что возвращаться нет желания, и чем дольше там находишься, тем больше забываешь, кто ты, и даже желания вспомнить не возникает.

- А как же тело? Оно тут через три дня помирает? Или как? Мое же, вроде, вполне себе живое.

- Жизнедеятельность организма поддерживается извне магом-целителем.

- Ого! Это Витера тут со мной пять дней провозилась?



Анна Ф. Полкова

Отредактировано: 19.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться