Не на своём месте, или Целитель в академии тёмных

Глава 7

Дни летели незаметно. Сначала прошла неделя, потом — месяц, результаты вверенных мне групп были на высоте — теперь я почти не боялась отпускать их куда-либо. В академию пришли первокурсники, первые два месяца проходящие обучение в отдельном корпусе в черте города, и встречали их ярко.

Из большого стационарного портала строевым шагом выходили молодые адепты в парадной форме. Сначала вышли стихийники, потом — судебники, и самыми последними были боевые некроманты. Академия, украшенная по такому случаю, сверкала, перестав быть просто серой, адепты последних двух курсов по группам стояли у самого входа, весь старший преподавательский состав — рядом на возвышении. 

Я всматривалась в одухотворённые лица, напуганные и в то же время счастливые. Все эти люди прошли второй этап отбора, не вылетев из академии в самом начале обучения, они — лучшие из поступивших, будущие лорды и леди, в чьих руках будет вся сила государства. 

Пройдя вслед за своими кураторами, каждая группа выстроилась в три ряда к нам лицом. Сейчас они должны были по одному выходить вперёд, чтобы принести клятву и пройти посвящение. 

Посмотрела в сторону своих некромантов и поймала несколько взглядов, захотелось помахать им, но это бы разбило всю торжественность момента. 

За этот месяц меня успели сделать заведующей кафедры целителей (они сделали кафедру целителей!), дали мне свободу действий в плане учебной программы (вспоминать тот скандал со змеёй Мэй лучше не стоит), полноправно закрепили за мной мою аудиторию и одну из лабораторий, в которой раз в неделю мы с ребятами химичили и кашеварили. На носу была первая выездная практика в качестве целителей, а ещё позже — в качестве некромантов. Первая представлялась мне вполне чётко — парни под моим присмотром будут собирать в различных лесах мира травушки да лечить зверюшек, доверять живых людей адептам-недоучкам как минимум не гуманно. Со второй, по моему мнению, было всё сложнее, уже как минимум потому, что выпускники на этой практике будут вверены сами себе — ни меня, ни Нортона, ни Эдварда или каких-либо других преподавателей с ними не будет. 

— Я, Джеккели Аддерли, младший лорд Аддерли, приношу присягу верности великой Эльской Империи! 

На секунду мир пошатнулся. Господи, что? 

Затравленно посмотрев вперёд, увидела своего младшего брата, стоящего сейчас перед ректором с опущенной головой и прижатой к груди рукой.  

Да этого не может быть… Какого чёрта он вообще в военной академии забыл? 

Он же ещё, наверное, обижен на меня жутко, я ведь в последнее своё появление дома встретила только отца и Тома…

Брат поднял голову, и мне бы отвернуться, отвести взгляд, но я жадно впитывала знакомые черты, с каким-то больным нетерпением ожидая, что сейчас он увидит меня, узнает. 

И он узнал. Сначала случайно поймал мой взгляд, рассматривая преподавателей, потом резко повернул голову в мою сторону, проморгался, и снова на меня посмотрел. Даже на таком расстоянии я могла видеть, насколько голубые у него глаза, совсем как у мамы. 

Развернувшись на сто восемьдесят градусов, Джеки вернулся в строй, и уже оттуда наблюдал за мной. 

«В 00:00 я приду к тебе», — как можно незаметнее, не поднимая рук, сказала я брату на нашем детском жестовом языке. Он медленно моргнул, соглашаясь.

Джек, мой маленький братишка Джек…

Ох, надеюсь, он будет держать язык за зубами!

Постаралась вновь привлечь его внимание, чтобы передать — отцу ни слова, но младший Аддерли словно специально меня игнорировал, рассматривая замок, небо, незнакомых ему людей.

— Ты какая-то дёрганная, — послышалось из-за спины.

— Всё хорошо, — ответила Стивену сквозь сомкнутые в вежливой улыбке губы.

За этот месяц с куратором, да и с аспирантом, я общалась часто, постоянные пересечения на работе послужили хорошей почвой для нашей дружбы. А вот с седым боевиком встретиться было труднее, он, как и ректор, часто отлучался по каким-то важным делам с другими деканами. Впрочем, насколько я поняла, сейчас у «важных дел» перерыв, поэтому верхушка пока остаётся в академии.

— Твой там всё глаз от нас оторвать не может, — шепнул Стив.

«Мой» — это Эррон, чаще всего мелькавший рядом в последнее время. Он задавал вопросы, по теме и не только, предлагал какие-то идеи и в целом был довольно-таки любознательным адептом, хоть и молчаливым. За его постоянное присутствие рядом парни и прозвали его «моим», поначалу даже находясь в шоке от такого хорошего ко мне отношения со стороны местной элиты. 

И сейчас он почти всем корпусом повернулся к нам, игнорируя построение. Да, он точно заметил, как меня шатнуло при виде Джеккели…

Махнула головой, словно прося его встать прямо, снова улыбнулась. Он кивнул, повернулся, но периодически проверял — в порядке ли я. 

Как я уже успела понять, Эррон — это наглый, хамоватый, дерзкий наследник рода, но стоит узнать его ближе, как он открывается со стороны лидера: заботливого, терпеливого, умного и рассудительного. Простыми словами, наверное, не объяснить… даже по их отношениям с принцем можно сказать, что первое мнение о кузене наследника ошибочное. Тайларион, не признающий никакого авторитета, прислушивается к Эррону, хоть и старается избавиться от его влияния, желая независимости. Не думаю, что с таким отношением к жизни принц справится без своего кузена. Принято считать, что Тай — власть, а Эррон — исполнение, но все понимают, что за громким титулом «наследный принц» скрывается мальчишка, избалованный, не терпящий отказа, не умеющий сдерживать свой дурной нрав и привыкший к безнаказанности. 

Хотя я уверена, что и в принце есть искра здравомыслия, и эта искра, вкупе с годами и помощью Эррона, вполне может привести его к трону как достойнейшего из правителей. 

Принц умён: не так талантлив, как Эррон, не имеет такого резерва, далеко не усерден, но умён. Просто он обижен на отца — за загубленное детство, за нелюбовь, за предвзятое отношение. Я тоже когда-то была обижена, но мне попался человек, который помог мне пересмотреть свои взгляды на жизнь, а Таю… Таю, видимо, ещё не попался.



Лика Вериор

Отредактировано: 06.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться