Не на своём месте, или Целитель в академии тёмных

Эпилог

Парни встречали меня радостно, сразу отвлекая какими-то шутками, которые, в целом, не особо мне помогали, но я была благодарна ребятам за попытку. Мне позволили не выступать свидетелем в суде, я просто дала показания на следующий день после того, как меня вызволили и больше не лезла в это дело. Рэндольф был приговорен к изгнанию в Провал, но помимо обычной процедуре на нём решили испробовать и кое-что новое — его полностью обнуляют. То есть не только лишат магии, но и почистят память, оставив только базовые знания — речь, которая может и не понадобиться в портале, знания о гигиене, выживании и потребностях организма. Чтобы добиться подобного лучшие менталисты империи по кусочкам извлекали его воспоминания, поражая тонкостью работы и своими способностями. Особенно в это дело включился Эдвард — он буквально выпал из наших жизней на две недели, отдавшись работе. 

И сейчас, крепко сжав руку Эррона, я стояла на кровавой поляне, как называли её обыватели. Это был пустырь очищения, на котором магов и лишали магии, отсюда же и открывался крохотный разрыв в Провал, один раз за полгода, и сегодня приговорённым к этой казни был только Перри. 

— Ты слишком напряжена, — некромант погладил мою руку. — Воспринимай это как эксперимент, где Перри — посланный с дипломатической миссией маг…

— Не смешно, — буркнула. — И я вовсе не переживаю!

— Врунишка, — он обнял меня, — моя слишком сопереживающая врунишка. Ты добра даже к тому, кто чуть не уничтожил весь наш мир…

— Но не уничтожил ведь, — простонала. — Я… я не знаю, просто чувство неприятное, будто из-за меня всё.

— Риа, ты слишком добрая. Я до сих пор не понимаю, как ты так делаешь. Ты даже нас, агрессивно настроенных выпускников, переманила на свою сторону, покорив своей открытостью и честность…

— Ага-ага! До сих пор помню надменное от Тая: «Не набивайтесь к нам в доузья».

Тайларион, будто почувствовал, выглянул из-за трона отца и уставился на нас. Да-да, тебя недобрым словом поминаю, тебя, родненький. Вслед за Таем выглянула и принцесса Елена, полностью скопировав движение своего возлюбленного. Эта юная оторва буквально взорвала Эльс и Гельдорру, сбежав к нам вслед за своей любовью, и теперь хвостиком преследовала кронпринца, не подпуская к нему ни одну девушку. Даже на меня порыкивала, сверкая серо-голубыми глазами, и выглядела вполне грозно, несмотря даже на то, что была ниже меня на целую голову. Девочка вынашивала идею поступить в ВАМИТ, а после выйти замуж за Тайлариона, и, что примечательно, наш наследник ничуть не возражал, только одёргивал излишне ретивую девушку периодически и то только доя того, чтобы она — не дай бог! — не поранилась. Такой ответсвенности и заботы, которую проявлял будущий император к девушке, не ожидал от него никто, а его папаша только радостно подбородок потирал, придумывая имена внукам и всё чаще встречаясь с королём Гельдорры. Один Виктор был недоволен — его маленькая сестрёнка укатила в другое государство, а он вслед за ней не может. Впрочем, никто не запрещал ему наведываться к нам, и сейчас он также присутствовал чисто из научного интереса: разрывы случались только на территории Эльса, и оставшиеся страны знали о Провале только тем остаткам монстров, что изредка до них доползали. 

И вот сейчас отец на пару со старшим Гриннли, отцом Эдварда, окутывал Перри маяками и следящими заклинаниями, также оставив небольшое послание на нескольких языках (в том числе имрите и премитивно-изобразительном), которое должно было активироваться, если Рэндольф каким-либо образом войдёт в контакт с разумным представителем Провала. Как работало это плетение, я и представить себе не могла, зато Эррон очень живенько обсуждал его со старшими мужчинами моей семьи. Он вообще им полюбился, но сложно такого не полюбить, честно. 

— Чувствую, ты сейчас обо мне подумала. 

— О тебе-о тебе, — не стала скрывать. 

— О свадьбе, надеюсь?

— Нет. 

Машинально покрутила колечко. Свадьба, конечно, исход неизбежный, а некоторые взгляды Эррона начинали меня, откровенно говоря, настораживать, но всё же некоторая отсрочка у меня была. Пока Маккини не получит диплом (а там может и на магистерскую пойдёт, ещё пару лет свободненьких), никакой свадьбы не будет. 

Поймала прищуренный горячий взгляд любимого и тяжело вздохнула — какие там пару лет, дотянуть бы хоть до этого лета…

Я закрыла глаза — началось. Зашептались маги, ожидая яркого зрелища, заволновалась природа, не желая терпеть боль теряющего силы мага, загудело пространство, расходясь и открывая проход в иной мир. Где-то в подземных тоннелях академии тоненько завибрировал старый неактивный, но всё ещё что-то чувствующий портал друидов, привлекая к себе внимание все Чувствующих. 

 

До лета дотянула. Буквально дотянула, с боем вырывая каждый день своей свободы. А Эррон бдел, забрав на свою сторону всех наших друзей и родственников. Все хотели свадьбу. 

Может, ну это всё?..

— Наклонись! — фыркнула Елена, и я покорно пригнулась, позволяя водрузить мне на голову цветочный венок. — Ох, красота!

— Сам себя не похвалишь — никто не похвалит, — хмыкнула Руна. 

— Не слушай её, венок и правда очень красивый. Спасибо, — я глянула в своё отражение, отметила и бледность, и судорожный блеск глаз. 

— Да что ты так волнуешься? Мне маму твою позвать?

— Не надо! — это была откровенная угроза, моя мать была способна ввести меня в ещё большую панику. 

— Что такого в свадьбе, как будто между вами что-то кардинально измениться! — Руна покрутилась у зеркала, оценивая свой наряд. 

— Ну, знаешь ли, супружеская жизнь, совместное бытие, общая постель…

— Так говоришь, как будто вы с ним ещё не… — Елена поймала мой взгляд в отражении. — Что, правда что ли?

— А вы как будто бы уже да! — возмутилась. 

— Естественно! — хором ответили мне девушки, и я не выдержала:

— Вот вы замуж и выходите! Шмакодявки опытные! 

— Как только, так сразу, — загадочно протянула младшая Маккини, и по выражению её лица я точно поняла — Эдварду ещё долго ждать. 



Лика Вериор

Отредактировано: 06.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться