Не оставляй меня

Размер шрифта: - +

Глава 34. Вернулась.

— Мисс Хофферсон, — обратился доктор, к Лоре, — ваша дочь, пришла в себя.

      Все с облегчением выдохнули. Я обвел всех присутствующих взглядом, и заметил, что Оливия уже от счастья плакала на плече брата, Лора стояла чуть поодаль от отца, и тоже вытирала слезы с глаз. Я был очень рад, и в тоже время ошеломлен.

«Когда Астрид поправиться, мы покинем ваш дом!» — говорила Лора. Черт! Она скоро может забрать Астрид. Почему, когда я только ее обретаю, то сразу теряю?

— Правда? Я могу ее увидеть? — улыбка расцвела на лице мамы Астрид.

— Через пару минут, можете зайти к ней ненадолго, — сказал врач.

— Спасибо доктор! — поблагодарила Лора, — а, что с ранами у нее? Она скоро поправиться?

— Ну ссадины и ушибы затягиваются, все-таки в бессознательном состоянии, организм быстрее лечиться, а на счет кровотечения, то ей нужен постельный режим и покой. Мы еще подержим ее около недели здесь, обследуем. И дальше, будем действовать по обстоятельствам.

— Спасибо, — еще раз поблагодарила она.

— Всего хорошего, — ответил доктор и ушел.

      Лора не на кого не глядя зашла внутрь. А меня уже начинает трясти. Как представлю, как она увозит Астрид… Взглянув на отца, я замечаю как он сидит опустив голову.

— Отец, сделай что-нибудь. Нельзя чтобы они уехали, — сказал я, подсаживаясь к нему.

— Я думаю, что она права, Иккинг. Это было… поспешное решение о свадьбе. Может, будет лучше, если они уедут.

      Я с большим удивлением смотрю на отца. Человек, который хватался за контракты, и без разницы успешные они или нет, но он брался за них руками и ногами, и доводил до ума. Именно по этой причине, отца я в детстве не видел. Он всегда был на работе. А, что сейчас? Он просто отпустил руки? Сдался?

      Я не знаю, что еще ему сказать, но если я продолжу и дальше выступать, он может догадаться к чему, я все веду. Поэтому, я, молча, встаю и иду к окну. А за окном идет снег с дождем. Близится зима, окончание учебного полугодия, экзамены уже почти сданы.

— «Дыши Иккинг. Спокойно и глубоко дыши, чтобы не сорваться и не наделать глупостей» — руки сильно сжимаю в кулаки, и появляется такое острое желание, сейчас просто что-нибудь побить, хотя бы просто стену. Разбить кулаки в кровь, чтобы выпустить пар, но молчать. Интересно, а что придумала бы Астрид? Тоже молчала? Я должен увидеть ее, но меня к ней сейчас не пустят, — от такой безысходности, я не удерживаюсь и кулаком бью в стену.

      Больно, очень больно. Кажется, я кость сломал, но мне этого мало, чтобы успокоиться. Я делаю еще несколько ударов, такой силы, что на стене потрескалась штукатурка, и остались яркие следы крови. Проходящая мимо мед.сестра, удивилась, и уже хотела обработать мне руки, но я отказался.

      Я хотел бы, увидеть Астрид, чтобы наконец прийти в себя, и все обсудить. Возможно, она могла что-нибудь придумать, но ей сейчас нельзя нервничать, так что нужно подождать и попробовать сделать все самому.
 

***



      Вернувшись обратно, отца уже не было.

— Он ушел? — спросил я у близнецов.

— Да, просил передать Астрид, скорейшего выздоровления, и что ему нужно срочно уехать по работе, — ответил Джейк.

— Как думаешь, Лора и правда бросит твоего отца, и уедет из вашего дома? — спросила Оливия. Она уже успокоилась, но глаза по-прежнему были красные и слегка влажные.

— Не знаю. Но отец согласен с ней, так что…

— Может это к лучшему? Все станет на свои места, вам ненужно будет больше быть «братом и сестрой», вы сможете жить нормальными жизнями, встречаться, гулять, держаться за руки, — сказал Джейк.

      Честно говоря, он прав. Мы сможем встречаться и не прятаться. И теперь, мысли об их переезде казалось не такой уж и ужасной. Единственное, что жаль, так это то, что отец снова будет одинок, и погрузиться полностью в работу. Вот так вот, злая шутка судьбы.

— Может тебе обработать руки? В крови ведь, — спросила Оливия.

— Есть салфетка? — спросил я. Девушка, молча, протянула мне салфетки, и наспех протер раны, щипало, но хоть следов крови не было больше, а только небольшие раны прямо на костях.
 

***



      Лора вышла через несколько минут. Улыбка не покидала ее лица.

— А вы, что здесь сидите? — спросила она, укладывая что-то в свою сумочку, едва удостоив нас взглядом.

— Мы бы хотели тоже Астрид увидеть, — сказала Забияка.

— К ней нельзя. Врач сказал, что ей нужен полный покой, так что вам лучше идти по своим делам, — все уставились на нее, не веря своим ушам. Им даже не позволят увидеть подругу, по которой они очень убивались, — Ну и если вам станет легче, то и мне не дали побыть с дочерью подольше, а ведь я ее мама.

      Что-то я не видел, чтобы она вела себя как стерва. Неужели, на ней просто так сказались обстоятельства?

— И вы хотите сказать, что мы просто не можем увидеть ее через стекло? — спросил я.

— Да. И пока я не узнаю, всю правду того вечера, к ней никто не подойдет. Вы думаете, я дура? Ничего не вижу и не понимаю? Вы все что-то скрываете, что-то из-за чего моя единственная дочь попала в реанимацию и впала в кому. А я с самого ее рождения, пытаюсь уберечь от разных опасностей. И пока я не узнаю, всю правду, от чего мне оградить своего ребенка, вы ее не увидите. И не пытайтесь, что-то предпринять, — прошипела она, но увидев доктора в конце коридора, она поспешила к нему, не сказав нам больше и слова.

— М-да уж. Патовая ситуация. И что нам делать? Поступим, как она сказала? — спросил Джейк. Оливия только пожала плечами.

— Ну нет. Если я не увижу Астрид, боюсь я стану злодеем этого города.

— Может тебе успокоительное принести, мы, конечно, видели, что ты все эти дни был на взводе, и даже больше, но после твоей фразы… ты меня пугаешь, — сказала близняшка, растерянно смотря на шатена.

— Оливия, любовь — сама пугающая вещь, по своей природе. А мое успокоительное, там, — он указал на дверь палаты, — и мне не дают добраться до него, — ответил Иккинг.

— Ну раз так, то… Мы просто обязаны зайти туда, — заявил Джейк.

— Мы можем посторожить, а ты зайди, — сказала Оливия, — и передай ей привет.

      Я перевел взгляд с Оливии на Джейка. Он согласен с сестрой. Они прикроют меня.

— Спасибо, ребята, — поблагодарил я, и еще раз оглянулся назад, чтобы убедиться, что никто не смотрит на нас, и влетел в палату.

      Был слышен уже знакомый писк приборов, на тумбочке также стояла ваза с букетом цветов, и моя блондинка также лежала на кровати, только теперь с открытыми глазами.

      Увидев меня, она сильно удивилась, но и обрадовалась. А я почувствовал полное облегчение, полную свободу и полную гамму чувств. Боль, страх, шок, надежда, все смешалось и отдало с новой силой. Я не удержался и подбежал к ней, прильнув к ее губам, я ощутил счастье. «Она реальна, я могу чувствовать ее!» — думал я, продолжая целовать ее. «Боже, как же я скучал!»

— Ты вернулась, — шептал я, с горем пополам отстранившись от нее, — Вернулась!

— Да, я вернулась, — тихо, шептала она.

— Я скучал! Очень скучал! — говорил я, переплетя наши пальцы, — как ты?

— Я тоже скучала. Чувствую себе разбитой. Все тело в бинтах, что не продохнуть. Сколько я была в отключке?

— Почти неделю. Это была самая тяжелая и самая длинная неделя в моей жизни. Прости меня, я такой дурак, я должен был тебя послушать. Но сделал все по своему, и из-за меня ты здесь.

— Иккинг… — она устало покачала головой.

— Нет. Это моя вина, что ты здесь, — воскликнул я, но увидев, что девушка стала зевать, произнес, — ты устала?

— Нет, просто накатила небольшая усталость. Что здесь происходило пока… пока я была тут?

— Да ничего особенного, — постарался сделать голос как можно беззаботнее я, — в другой раз расскажу, — но девушка сжала мою руку.

— Ты что-то недоговариваешь. Расскажи мне сейчас, пожалуйста.

      Но я молчал. Что ей рассказать? Ничего утешительного, радостного я не мог ей сказать. Все становилось только хуже.

— Иккинг, — с мольбой просила девушка, — что случилось? Родители что-то узнали? Они тебе что-то сказали?

— Твоя мама, что-то подозревает. Но открыто почти ничего не заявляет. Только запретила мне подходить к тебе, и сейчас меня прикрывают близнецы. Им она, кстати, тоже запретила подходить к тебе, она думает, что это мы виноваты. И, ведь она права.

— Нам всем нужно придумать правдоподобную историю. Чтобы когда мне полегчает, и она стала задавать вопросы, было что ответить. Где мой телефон? — блондинка стала озираться по сторонам.

— Он у меня, — я достал из внутреннего кармана куртки, телефон блондинки и протянул в свободную, от капельницы руку.

— И давно ты носишь мой телефон у себя?

— Мм, по — моему я его не вытаскивал его. Так что — да. Я ношу его всегда, — ответив, я заметил, как Астрид стала еще сильнее зевать.

— Тебе нужно отдохнуть, Астрид.

— Даа, — сонно ответила она, — я позвоню тебе, как проснусь, хорошо?

— Обязательно.

      Поцеловав Астрид в лоб, я нехотя пошел к выходу. Быстро покинув здание, на всякий случай, вдруг Лора где-то поблизости, я стал пересказывать весь разговор с Астрид близнецам. Домой возвращаться я не хотел, так что мы поехали домой к Сэму. Оливия давно его не видела, ровно, как и мы с Джейком, но для нее это значит по-другому. Ведь они все-таки встречаются. К нам туда подойдет и Майк. Соберемся вместе, и все обсудим.
 



Anutka22

Отредактировано: 14.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться