Не от мира сего

Размер шрифта: - +

Глава 23. Энергия

Оказалось, что чтобы поддерживать мое пребывание в этом мире, моим новым работодателям в обличии семи смертных грехов, придется ежедневно подпитывать меня своей маной, которая, по-видимому, чем-то сильно отличалась от моей, иначе, по словам Лилит меня просто выкинет обратно в настоящий мир, а может и того хуже, во время этого процесса я вполне могу умереть. Все бы ничего, да только, как оказалось, то, что произошло с самого начала при моем призыве, как раз и было тем обрядом Лилит по передаче своей живительной силы мне. И так должна была делать это со мной каждая из семи грехов, ибо, как уже упоминала Лилит, это забирает много сил и потому эта работа была поделена между всеми семью смертными грехами. То есть каждый день с новой девушкой.

Не знаю нужно мне было радоваться или бояться. Но сейчас я снова невероятно сильно волновался, особенно после того, как целый местный день я тренировался управлять духом. А сейчас на остатках сил я стоял в большущей спальне по наставлению Лилит и ждал Мору (алчность).

Я бы может и не так волновался, но мои опасения на счет того, что каждый вечер мне придется обжиматься с новой неистово красивой девушкой, совершенно подтвердились, когда я смотрел на большую, высокую кровать, на которой не то что я помещусь, а весь мой отряд и еще останется! Комната была обставлена всевозможными картинами, дорогущими на вид, элементами мебели. На каменном полу был огромный меховой ковер белого цвета. А шторы на огромном окне были ярко красного цвета, как и подушки с одеялом на кровати. Вспомнив почти красноволосую Мору, можно было догадаться, что у нее красный – любимый цвет. У меня кстати тоже, потому комната мне очень даже нравилась на вид. По возращению домой в свой замок в Бастарде, я думаю примерно таким же образом обустроить свои покои.

Я прогуливался по огромной комнате и уселся за большой деревянный стол с разными бумагами с необычными чертежами каких-то необыкновенных пентаграмм, и десятки исписанных листов на непонятном языке. Этому я сильно удивился, потому как не подумал изначально, что семь смертных грехов наверняка говорят со мной на неродном языке. К тому же, в реальном мире их не было уже черт знает сколько времени, и еще столько «же черт знает сколько» раз, могла меняться, как письменность, так и сами языки. Для меня же эти письмена заставили вспомнить РПГ игру из моего родного мира «The elder scrolls: Skyrim» ибо почти такой же «Даэдрический» алфавит я видел там. Тут он сильно был схож с ним, и я даже усмехнулся этому факту.

Я разглядывал бумажки, но ничего не трогал, а если и трогал, то тут же клал на место, ведь Моры не было слишком долго, и я просто хоть как-то убивал время.

- О… Ты уже здесь? - Вдруг за моей спиной раздался немного безразличный женский голос. – Надеюсь ты ничего тут не трогал? У меня тут все строго по местам лежит. – Чуть строже добавила Мора наклонившись над столом рядом со мной.

Я все еще не отошедший от внезапного появления девушки, кое как взял себя в руки и твердо ответил, что ничего не двигал, а только лишь рассматривал.

- Это хорошо. – Девушка взглянула на меня своими светящимися, фиолетовыми глазами и после этого вздохнула, выгнулась, потянувшись руками, будто в попытке дотронуться до высоченного потолка, а после продолжила: - Ох… Как же давно у меня не было мужчины… Уже и не вспомнить в какой жизни.

На этих словах я громко сглотнул и представил, что за всю ночь я, может, вообще поспать не успею, и походу вернусь в реальный мир я совсем уже не девственником, ибо такие слова обычно не говорят, когда хотят просто обниматься да целоваться голышом, как делала со мной Лилит.

- Как прошел день? Многому научился у Лилит? – Вдруг снова выдернула меня из похотливых фантазий девушка, от которых лицо мое почему-то горело.

- А… Ну… Лилит научила меня основам волшебства, как она сказала. Я привязал к себе какого-то супер-редкого духа с фиолетовой червоточиной, очень похожей на твои глаза… - На этом моменте девушка внезапно обернулась в мою сторону и застыла, вслушиваясь в мой рассказ и внимательно следя за моим лицом, а я, в свою очередь, вздохнул и продолжил: - Дальше я целый день учил духа командам, под руководством Лилит, и к концу дня, дух все же начал меня понимать, когда я хорошенько научился передавать ему свои образы и достаточное количество маны. В итоге я все же научился создавать элементарные плетения из маны духа и делать электрические разряды, а также перемещаться в пространстве, прямо как вы, однако, Лилит хоть и похвалила меня за сверх быструю обучаемость, мне не нравится, что при перемещении в пространстве, я пока плохо распределяю ману. Но Лилит опять же сказала, что остальному в этой стезе я научусь потом сам, а потом она переместила меня в купальню и затем сюда, после, сказав ждать тебя.

Все это время я в ответ на взгляд Моры, продолжал рассматривать ее глаза, а когда наконец закончил рассказ, она впервые за минуту моргнула и вздохнув сказала: - Да, по твоим словам, если все так, то обучаешься ты действительно очень быстро, и видит владыка, что все это не напрасно. Утром начнем наши тренировки, а сейчас лезь в кровать.

Девушка отвернулась от меня и исчезла на глазах, а я как можно усерднее успокаивая себя, стал раздеваться, а после, как и приказала Мора, я запрыгнул на огромную кровать.

 

* * *

Эта ночь прошла незаметно. А вернее, я мало что помнил в принципе. Этот промежуток времени провалился в забвение. Я проснулся легко и непринужденно. Чувствуя себя на все сто баллов. Тело наполнилось энергией и бодростью и моего привычного желания спать дальше, столько, сколько только будет возможным, просто не было.

Эх, как я мечтал так высыпаться еще в том старом мире, когда вместо того чтобы, как нормальный человек ощущать себя отдохнувшим и полным сил по утрам после восьмичасового сна, я ощущал непонятную усталость, сонливость и желание никогда не просыпаться. Когда вместо того чтобы подчиняться требованиям организма засыпать далеко за полночь и просыпаться, неизвестно сколько проспав, за полдень, я с самого детства вставал по звонку, выбивающего из меня все настроение и желание жить, но вбивающего в основание груди невыносимую боль, будильника. Вставал для того чтобы пойти туда, где я быть не хочу, для того чтобы вернуться домой и после делать то, что делать не хочу, а потом снова без сил ложиться в мягкую и, до боли приятную, постель чтобы дальше бодрствовать последние пол часа, пока я засыпаю, в ужасе вспоминая, что завтра произойдет ровно то же самое, что и сегодня. Жил, как деталь огромного и неказистого механизма, выжимая себя до последней капли. Однако в том мире я так ни разу и не испытал подобного ощущения. То ли дело этот мир…



Алексей Вермилион

Отредактировано: 07.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться