Не отпускай

Не отпускай

На развалинах старого мира нелегко построить новый. Испепеленная пожарами войны, междоусобицами и убийством самых могучих правителей, Страна Фей была похожа на смертельно раненого зверя, сдавшегося на милость охотника. Эридан не щадил старые устои и перекраивал законы на свой манер, и, хотя многие дома до сих пор не признавали власти альбиноса, никто уже не сомневался, что он стал ключевой силой в Королевстве. У него появилось много новый имен: Король-Исчадие, Убийца Архифей, Убийца веры– и каждое отражало страх перед этим странным новым правителем, гневливым, жестоким и внезапным. Однако Риджарад Нефрит, новый архимаг Его Величества, видел его с совсем другой стороны. Не убийцей и зверем, а обычным эльфом из плоти и крови, способным на привязанность. От внимательных глаз лесного эльфа не скрылась та теплота, с которой король относился к своей даме, леди Кьяре. Нефриту не понадобилось много времени, чтобы раскусить характер альбиноса, похожий на океан, способный как на невероятную щедрость, так и на погибель любому, кто будет самонадеян с ним. Риджарад был мудр, хладнокровен и рассудителен. Взвесив все риски, он согласился на этот странный союз, не зная, к чему это в конечном итоге приведет.

Через сутки после своего согласия он подготовил заклинание исполнения желания, чтобы воскресить Эрту. Ритуал сработал удачно, а душа северянки хотела вернуться в мир смертных. Радости Эридана и Кьяры не было предела. Наконец они были вместе, словно маленькая разношерстная семья.  Эрта восхищалась красотой Сеннальесса и его вечного процветания, поражалась тому, чего сумел достичь Эридан. Однако та связь, что возникла между альбиносом и тифлингессой, не стала для нее удивительной.

- Наконец-то этот скотина пасти нормальный рука, я не страшно смерть ещё раз, - с мягкой ворчливостью приговаривала она, наблюдая за их нежными улыбками и взглядами.

Кьяра полагала, что друидка вернется в родной мир, но она отказалась. Эрта пожелала остаться в Стране Фей, служить Эридану и вместе с ним решать многочисленные проблемы нового Королевства.

Тифлингесса продолжала чувствовать недомогание и всерьез обеспокоилась своим здоровьем. Не желая лишний раз беспокоить Эридана, она обратилась к Эрте. Северянка была опытным лекарем, ей не потребовалось много времени, чтобы констатировать беременность. Это было настоящим шоком для тифлингессы. Кьяра давно уверилась в собственной бесплодности. Необычная физиология, смешение множества кровей служили отличным объяснением. Она никогда не грустила по этому поводу и не мечтала о семейной жизни, детях и теплом домашнем очаге. Не тот характер и не те ценности были заложены в ней с детства. Многие женщины на ее месте обрадовались бы, а она испугалась. Это была дверь в чужой ей мир, пугающий и странный, а еще она переживала, какой будет реакция Эридана.. Несмотря на все, что их связывало, Кьяра была не уверена в его привязанности и была готова к тому, что в один прекрасный день король наиграется и попросит уйти, отдав предпочтение какой-нибудь высокородной землячке. Чародейка медлила, но все-таки набралась духу и рассказала ему о своем положении. Тифлингесса увидела, как округлились его глаза, через мгновение он прижал ее к себе, и ухо девушки обжег шепот:

- Хватит тебе быть дамой. Ты станешь моей королевой?

Чародейка была так ошарашена его реакцией, что не нашла слов. Стать королевой… Она была не готова к такой ответственности, как и к тому, чтобы стать матерью. Обеспокоенный ее долгим молчанием, эльф слегка отстранился и посмотрел в глаза. Кьяра увидела в них радостный блеск, просьбу, надежду, а теплая улыбка на лице говорила: "Ты нужна мне. Пожалуйста, согласись". Девушка поддалась приливу эмоций и позволила им унести себя далеко от холодной рациональности. Она сказала "да", и это стало началом ее новой жизни, полной радости и горечи.

Их свадебная церемония была тихой и семейной, на контрасте с разнузданным весельем коронации. Они отказались от традиционных зелено-золотых цветов, отдав предпочтение глубокому черному, страстному красному и царственному серебристому, которые олицетворяли их натуру. Церемонию провела Эрта, изучившая все тонкости обряда. Она соединила их перед лицом земли и неба, и они обзавелись новыми фамильными перстнями. На черном адамантине кольца красовалась красное пламя, рассыпающее рубиновые и серебряные искры. Третье аналогичное кольцо тихо ждало своего часа.

Вслед за их свадьбой сыграли еще две. Каленгил и Саевил были красивой и гармоничной парой, а вот Элледин и Кифель – парой весьма неожиданной. Блондин был по уши влюблен в свою красноглазую альбиноску, отдавшись на волю чувств, а не рассудка.

После воскрешения Эрты, попытались воскресить гвардейцев, которые не дожили до счастливого финала. Кто-то пожелал остаться в царстве мертвых, но многие вернулись, например, Каран, Лаурефин и Даенис. Красный и рыжий негодяи поумерили свой пыл, когда узнали, что объект их нападок стала королевой фей.

Сеннальесс преобразился. Стало больше слуг и охраны, мастерские расширились, пополнившись кузнецами и изобретателями. Эридан жадно хватался за новые идеи и поощрял передовые технологии, и вот у него появились на вооружении аркебузы и големы из железного дерева, каждый из которых стоил множества обычных солдат. Риджарад обзавелся собственной свитой магов, помогающих ему в изысканиях и алхимии. Кьяра и сама увлеклась наукой, личная алхимическая лаборатория стала её отрадой и отдушиной. Лазарет пополнился лекарями и бардами, способными на исцеляющую магию. А вот что из Сеннальесса исчезло, так это жрецы,  колдуны и паладины. Они и сами не желали идти на службу к тому, кто способен перечеркнуть дело всей их жизни  одним ударом меча.



Зеленжар

Отредактировано: 11.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться