Не отпускай меня

Размер шрифта: - +

Часть 1

Неужели может быть так хорошо? Я лежала на кровати Джейка, пока он возился в шкафах и искал диск OneRepublic.
-Я точно знаю, что поожил его сюда, - бубнил он себе под нос. Тем временем я смотрела на его широкие плечи и копну светлых волос.
-Остался всего год, и мы будем уже в колледже, слышишь, Джейк? Мы будем учиться вместе! – не могла угомониться я. Парень открыл со скрипом нижний ящик и произнес:
-Еще бы проучиться этот год.
-Проучимся. Тебя возьмут в футбольную команду, и будут платить большую стипендию.
-Не люблю, когда ты смотришь так далеко вперед.
Джейк резко встал и уже через пару секунд нависал над моим телом. Я улыбнулась ему и притянула его к себе. Он начал целовать меня и я готова была лежать здесь часами в сильных руках Джейка. Мне казалось, что с ним я была в безопасности.
Моя жизнь была уже с рождения расписана по дням. Родители хотели сделать для меня идеальное будущее. Я уже с пяти лет знала, что буду учиться в Стэнфорде, а не где-то еще.
За это я была благодарна родителям, ведь они хотели для меня только лучшего.
Я даже уже знала, что выйду за Джейка замуж, ведь обе наши семьи были очень богаты, что устраивало обе стороны. У моих родителей был свой собственный бизнес, связанный с недвижимостью. Я в нем почти не разбиралась, но хорошо знала, что именно он приносит нам такие большие деньги.
Я даже представить себе не могла, что можно жить бедно. Что это такое не иметь денег на своей кредитной карточке? Что значит не иметь машины: Ferrari Enzo? Я этого не понимала. Как говорят: «Ты не ценишь, пока не потеряешь». Я была именно такой. Ничего не ценила и считала, что весь мир крутится вокруг Эммы Паркер.
Я провела с Джейком почти весь день, приехала домой, когда уже стемнело. Меня встретил наш дворецкий Моррис. Я ему улыбнулась и отдала ключи, чтобы он припарковал мою малышку. 
-Здравствуй, Эмма, - произнес он, пока брал у меня ключи.
Родители уже ужинали, но я не была голодна, поэтому я просто с ними поздоровалась и поднялась в свою комнату и плюхнулась на свою мягкую кровать. 
Завтра был последний день каникул, все бы наслаждались этим днем, а мне дико хотелось уже пойти в школу. В школе я не была изгоем, как я вообще могу быть изгоем? У меня парень капитан команды по футболу, родители чуть ли не самые богатые в штате Калифорния. Да, наверное, быть бедным невозможно. Где-то глубоко в душе я понимала, что многие в школе дружат из-за связей и денег, но я пыталась жить моментами и не обращать на это внимание.
Я закрыла глаза и начала представлять нашу с Джейком свадьбу – это помогало мне уснуть. Я представляла, как мой папа подарит нам домик на берегу океана, где мы проведем наш медовый месяц. Именно эти мысли делали меня счастливой.
Я проснулась от телефонного звонка, мой блэкберри надрывался уже не первый раз. С третьей попытки я открыла, и глаза и нащупала на прикроватной тумбочке свой телефон. 
-Да… - сонным голосом произнесла я.
-Эмма Паркер? – спросил меня женский голос. Мое сердце сжалось, кто мог звонить в девять утра?

-Да, это я, - чуть более бодро ответила я. Девушка в телефоне несколько раз прочистила горло, а затем произнесла:
-Вам нужно приехать в больницу, ваши родители попали в аварию.
Мой мир перевернулся, я быстро соскочила с кровати, надела то, что попалось под руку и поехала в больницу. В голове крутились разные мысли, но я пыталась их подавить, чтобы раньше времени не паниковать. Не помню, как вошла в здание и как подошла к стойке регистрации, помню лишь лицо медсестры. Она смотрела на меня испуганными глазами, как будто заранее знала, что я была Эммой Паркер.
-Мои родители… - запыхавшись начинаю я, но медсестра меня прерывает. Я смотрю на ее белое лицо, как мел.
-Мне жаль, Эмма, но они скончались в больнице. У них были несовместимые травмы с жизнью…
Больше я ничего не слышала. Слышу лишь биение своего сердца. Оно стучит у меня в ушах. Голова начинает кружиться, и я падаю на холодный больничный кафель.
С меня будто содрали кожу. Родителей больше нет. Как это возможно? Мне всего семнадцать, а я уже сирота. Я смотрю на свое отражение в зеркале. Глаза все еще опухшие и серые, кожа на лице натянулась. За эти две недели я скинула, наверное, килограмм восемь. А сколько слез я выплакала? До сих пор не могу поверить, что это могло произойти. Волосы стали тонкими и тусклыми. Они спадали вниз по спине, но теперь они смотрелись так убого, что у меня возникло желание отрезать их. 
Прошло всего две недели, а в нашем доме побывало столько людей. Полиция приходила чуть ли не каждый день. Они говорят, что родители сами виноваты. Папа ехал на большой скорости, зацепил обочину, протаранил ограждение моста, и они упали в реку. На дороге не было никаких машин. Я не верю, мой отец отличный водитель, он не мог совершить такую ошибку, но следователи разводят руками.
На похоронах люди были такие двуличными. Все интересовались насчет наследства и пытались выбиться ко мне в доверие, чтобы стать моим опекуном. Я ведь была несовершеннолетней, а значит, не могла отвечать за себя. Кто будет моим опекуном, я даже представить не могла? 
Про наших родственников я ничего не знала, потому что мы с ними даже не общались. Родители всегда были заняты, а я не пыталась с кем-то родниться. 
Я уже, наверное, час смотрела в свое отражение, даже не шевелясь. Раздался звонок в дерь. На пороге стоял какой-то пухлый мужчина в руке он держал черную папку.
-Эмма Паркер? – спросил он. Я без эмоций ответила, что она самая. Он зашел внутрь и сел за кухонный стол. Этот мужчина был адвокатом моих родителей.
-Мне нужно сказать вам кое-что важное, - начал мужчина.
-Хорошо, говорите. Чай будете? – спросила я. Мужчина отрицательно покачал головой.
-Мне, правда, жаль, Эмма, но твои родители банкроты. 
Я одарила его взглядом стеклянных глаз, мне было так все равно. Их ведь не было рядом, а банкроты мы или нет, я пока не до конца осознавала смысл этой фразы.



Виктория Бостон

Отредактировано: 03.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться